Журналистская семья Кузнецовых – 70 лет трудового стажа!

16:20 10 декабря 2022
Новости
292
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться


Журналистские семьи, как правило, объединенные общей профессией и интересами, создаются по-разному, но одинаково крепкие и дружные, чаще всего, стойкие и долговечные… Как, к примеру, семья журналистов Ларисы Павловны и Василия Ильича Кузнецовых. Трое детей, пятеро внуков, 70 лет общего трудового стажа в журналистике...Накануне празднования 65-летия нашей организации предлагаем познакомиться с теми, кто несет строчки и заряжает позитивом. Вместе в профессии, в походах, в разведку.

А этим летом у Ларисы и Василия была золотая свадьба! Отметили ее так, как ни один свой праздник не отмечали: уехали в свадебное путешествие на море и провели там …медовый месяц.
Рассказывает Лариса Кузнецова.
Страницы нашей семейной жизни так тесно переплетаются с нашими трудовыми биографиями, мечтами, ошибками и достижениями, что во всей этой мозаике четко вырисовывается портрет нескольких поколений советских людей, ставших позже именоваться (с не меньшей гордостью) россиянами.
Нам было по 20 лет, когда мы создали свою семью. Закончили третий курс филфака Саратовского Госуниверситета им. Н.Г. Чернышевского и сыграли скромную свадьбу. Жили в двушке с моими родителями и младшей сестренкой. У мужа – семья за 150 км, в селе с поэтичным названием Белая Гора.
Мы оба мечтали стать журналистами. Оба писали в газеты. У Василия со школьной скамьи было удостоверение селькора, я тоже публиковалась в студенческие годы.
В начале 5 курса будущие журналисты проходят производственную практику. Нам и в голову не пришло, что на 9 месяце беременности жене лучше бы не проходить практику вовсе. Через 3 дня после выполнения последнего задания практики я благополучно родила нашего первенца Сереженьку.
 А когда нас выписывали из роддома, я категорически отказывалась ехать домой до самого вечера, пока за нами не придет Вася – ведь для него так важно самому принять своего сына из рук акушерок! Он так и не приехал, не смог начинающий журналист, пока еще практикант, отказаться от командировки и сказать: «Извините, у меня семейные обстоятельства!» Понятно же: раньше думай о Родине, о газете, о задании редакции… А потом о себе.
В общем, мы с супругом, хотя и очень разные, но в отношении к делу своей жизни – очень похожие, просто – два сапога пара! Преданно и трепетно любили те издания, в которых судьбой нам было определено работать, те населенные пункты и те предприятия, где находились редакции наших газет, тех людей, что становились героями наших публикаций и тех внештатников, которых мы заботливо пестовали и у которых мы тоже учились…
Первое место работы – Ровенская районная газета «Знамя победы». Рабочему поселку Ровное и этой редакции мы отдали шесть лет жизни. Основное время работали заведующими отделами. Но первые месяцы я была корректором. А Василий – корреспондентом-организатором радиовещания. Помню, как редактор Вячеслав Семенович Щербаков, принимая меня на работу, строго сказал: «Корректор отвечает за окончательный вариант газеты, прочувствуйте ответственность!». Наверное, потом не раз пожалел об этих словах! Всем от меня порой доставалось, когда я исправляла в их текстах ошибки, а они не соглашались и спорили...
Может, из-за этой настырности меня вскоре и перевели  заведующей отделом писем. Здесь пришлось работать с большим количеством жалоб и обращений читателей.
Претензий у ровенцев к разным начальникам было много. Район-то только возродился. Надо было раскручивать узел запутанных ситуаций, разбираться в истинных причинах недостатков, ошибок  или злоупотреблений. Иные факты тянули на фельетон, в другой раз вдохновляли на басни в стиле дедушки Крылова. А по поводу нескончаемых коммунальных невзгод я предложила сделать в нашей газете как бы «стенгазету», назвав ее в стиле любимого мною Салтыкова-Щедрина «Ершовы колючки». 
Большинство персонажей острых публикаций скандалили, пытались меня подкупить или запугать. А еще жаловались в райком, что в их лице я заодно принизила значение всех тружеников торговли, всех снабженцев, медиков, культработников… Только главный коммунальщик однажды признал, что его недоработки, наконец, критикуют талантливо. И быстро старался устранить недостатки.
А что нам, районщикам, слаще всего? Когда меры приняты, бреши в правах людей надежно залатаны, и все видят: четвертая власть, то бишь, газетчики, вместе с другими ветвями власти живут интересами народа. Изумлялась, когда меня  вызывали по поводу публикаций на ковер в райком партии. С изложенными фактами они не спорили, обвиняли в некорректной интерпретации: «Вы что, против Советской власти?» Отвечаю: «Нет, я против тех, кто нашу советскую власть дискредитирует».
Редактору и заму тогда досталось, что недоглядели. А коллеги-депутаты меня поддержали: «Молодец, девчонка, - сказали, - нам, старым дуракам, пример подала».
Кстати, я как депутат поселкового Совета не только критикой занималась. Всем организациям выделяли делянки на свекле, рук в хозяйстве на прополку не хватало. Услышала на заседании, что среди отстающих газета родная, говорю редактору: «От стыда чуть сквозь землю не провалилась». А он мне: «Ваше дело – газета. Пойдете на свеклу – прогулы получите». Ну, я тут же молодежь нашу взбаламутила, на заре и отправились. С песнями все грядки выпололи, в Волге искупались и, счастливые, бодрые – «заряженные» были к началу рабочего дня в редакции и типографии.
А уж во время строительства оросительной системы Заволжья, которая была объявлена комсомольской стройкой, вся молодежь и редакции, и типографии участвовала в субботниках. И редактор не возражал, а даже хвалил. Мы не только там физически вкалывали, но и вели работу пресс-центра, находили яркие факты, выпускали «Молнии» и бюллетени, поздравляли победителей, подбадривали отстающих и брали их «на буксир».
Работа в Ровном стала для нас с Василием Ильичом школой и трамплином для продвижения вперед. Я всегда искала, чем еще, кроме своих статей, могу помочь обществу жить лучше. Придумала бесплатно после работы вести  курсы для сотрудников редакции по  практической стилистике. Работы оказалось непочатый край. Занимались  люди прилежно. Вскоре я предложила открыть в газете новую рубрику о родном  языке для неравнодушных к этой теме читателей. (Кстати, тема бережного отношения к русскому языку и грамотного его использования сейчас, с развитием соцсетей, мессенджеров стала еще более острой).
 А Ильич развивал сотрудничество с областной газетой «Заря молодежи». Вскоре ему предложили работать в штате молодежки. Но нас не отпускали из района.  Стыдили: на кого редакцию оставите?
Вернулись в Саратов только в 1980 году. Нас уже было четверо – у Сережи появилась  сестренка Нелли.
Мы с мужем работали и в разных газетах (муж в «Железнодорожнике Поволжья», я в многотиражке Авиационного завода), потом вместе – в газете «Коммунист», затем – «Саратовские вести». В смутные 90-ые журналистам было непросто найти свое место, сохранить свое лицо. Была растерянность от того, что рушилось все, ради чего жили, трудились. Но при этом хотелось, конечно, и обновления, была надежда, что новые веяния не разрушат все до основания.
В это время мне было предложено возглавить редакцию областного еженедельника «Реклама недели». У рекламного издания было отличное прошлое. Но к 1994-95 годам газета была в нежизнеспособном состоянии. Одни убытки.
Сама провела маркетинговое исследование переполненного газетного рынка (хотя тогда не знала, что это так называется). Удалось найти не занятую нишу в одном секторе рынка, разработать оригинальную концепцию, отвечающую запросам читателей, создать собственную систему продвижения газеты. Предчувствие, что я реально могу сделать газету, помогающую людям в темные времена, вдохновило меня на работу по 16 часов в сутки. И удача улыбнулась моему коллективу: «Реклама недели» в первый же год стала самоокупаемой за счет высокого тиража. Разовый тираж с 1000 поднялся до 40 000 экземпляров, и возвраты практически были сведены к нулю.
Постепенно накапливался опыт организатора и руководителя, и в 1998 г в сотрудничестве с партнером – типографией «Новый ветер» – приступила к выпуску журнала «Мир дому твоему». Стала не только редактором, но и издателем. За 2 года было выпущено 6 номеров журнала и 3 номера приложения.
Сейчас и не верится, что за такой серьезный проект я взялась, не имея ни начального капитала, ни спонсоров. В «Новом ветре» печатали номер в долг, раскладку страниц, сборку, вальцовку и брошюровку разрешали делать в типографии в выходной день своими силами. Добровольных помощников, включая всех троих наших детей, всегда хватало. А после реализации основной части тиража (это тоже делали самостоятельно, тут преимущественно действовали мои младшие Кузнечики – подросшие дети) я расплачивалась за  бумагу и печать, а также отдавала гонорар авторам. Заполняла банковские документы, платила налоги. Себе оставляла минимальную зарплату. Это, конечно, бизнесом не назовешь. Но это же был 98 год! Катастрофа, обвал рубля, доллар за ночь подскочил вчетверо. Тут за любой шанс схватишься. Тем более, что журнал «Мир дому твоему» реально для многих стал таким символом, что все у нас в стране наладится.
 Примерно в то же  время я начала нештатно сотрудничать с редакцией газеты «Саратовская мэрия» (сейчас это «Саратовская панорама», газета городской администрации). Без малого 15 лет была в ней ведущей постоянных рубрик. И всего-то лет пять, как оставила это занятие: решила не отбирать хлеб у молодых. Тем более, что жизнь подкидывает мне то и дело новые проекты, поэтому проблем с востребованностью и самореализацией нет. Продолжаю с удовольствием обучаться и развиваться.
Журналистский путь моего мужа был более спокойный, ровный, предсказуемый. Хотя в 90-ые годы, как у многих, было несколько суровых испытаний на прочность. Василий все выдержал. Большую часть трудовой жизни он отдал Приволжской магистрали, работая на разных должностях в газете «Железнодорожник Поволжья». Заслужил любовь и уважение читателей, коллектива редакции и руководства дороги. Василий Ильич отмечен Почетной грамотой Федерации независимых профсоюзов России, Благодарностью Президента ОАО «РЖД», наградами Приволжской железной дороги. Имеет звание «Ветеран труда» федерального значения».
Мой Ильич обладает редким сочетанием качеств: исключительной вдумчивостью, скрупулезностью и ответственностью в делах, которые озаряются мягким, добрым юмором. Я анекдоты и истории к месту не запоминаю, да и не умею рассказывать. Талант моего супруга по каждому поводу рассказать забавную историю или веселый анекдот разряжает серьезность любой обстановки и создает особую ауру доброжелательности.
Если сложить наши опубликованные газетные строки… Нет, лучше просто сложим наши журналистские годы! Так вот: наш общий стаж в газетах более 70 лет! Общее у нас и то, что мы являемся членами Союза журналистов России. А еще у нас схожие политические взгляды и идеалы. Мы любим свою Родину и гордимся ею. И сейчас наш сын офицер Сергей Васильевич в рядах мобилизованных саратовцев продолжает боевую подготовку своих подразделений.
Что еще нас объединяет? Еще две дочки, кроме сына. И пятеро внуков в возрасте от 5 до 28 лет, которых мы очень любим и в развитие которых стараемся вкладывать частичку своей души. А еще мы оба любим нашу дачу, каждый по-своему. 
И мы оба верим, что семьи крепки своими добрыми традициями. Есть традиции, которые нам достались от родителей: у нас обоих родительские семьи прожили в браке по 40, 50 лет, и разлучила их только смерть одного из супругов.
Есть в нашей семье и собственные традиции. Мы, к примеру, каждый год отмечаем праздник «День рождения семьи» - нашей родительской семьи.  До 2019 года, пока была жива моя мама,  на нашем празднике собирались представители четырех поколений. Теперь мы с мужем заняли место старейшин нашего рода.
Но старыми себя мы еще не признаем. И продолжаем укреплять те традиции, которые зародились в нашей молодости, когда мы с подрастающими детьми в выходные часто ходили в походы – в любое время года. А в будни летом занимались на стадионах, находящихся недалеко от дома. 
Теперь водим в «поход», на пикник, или в «разведку» на Соколовую гору младших внуков. Ну, а если выезжаем всем «табором» на дачу, так там еще больше возможностей для изучения окрестностей и для открытий. 
Мы с ребятней много на даче гуляем, изучаем , играем  в разные игры со словами, с ассоциациями, «на что это похоже» … Сочиняем сказки. Детям  интересно. И словарный запас постоянно пополняется, воображение развивается.
Из дачных любимых занятий – посидеть вечером у костра (если ветра нет), яблочки на прутиках запечь, картошку в угли закопать, песни про бабушкино пионерское детство послушать. А когда догорят последние головешки, на звездное   небо посмотреть и попробовать угадать, о чем шепчутся дубы-великаны?
Никто из потомков пока не выбрал нашу стезю. Значит ли это, что преемственности нет? Она есть, конечно. Но проявляется в другом. То, что каждый торит свой путь, это Прекрасно! А владение словом и хорошее воображение никогда лишними не будут! 

Лариса Кузнецова,
Член Союза журналистов России

Фотографии из семейного альбома Кузнецовых