СОСЛОВИЕ ЛЮДЕЙ ГОСУДАРСТВЕННЫХ

13:38 29 сентября 2010
Новости
2
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
Трое суток шагать, трое суток не спать
Ради нескольких строчек в газете.
Если б снова начать, я бы выбрал опять
Бесконечные хлопоты эти…

Из советской журналистской песни.


В известной «Песенке военных корреспондентов» Константин Симонов высказывал надежду, что о них «кто-нибудь услышит, снимет иль напишет…». Но на самом деле книг о журналистах — не только военных, но и сугубо штатских, тем более провинциальных, областного масштаба, выходит до обидного мало.

Поэтому приятным исключением и даже сюрпризом для «тружеников пера» , как называли журналистов в недавние времена, стал выход в саратовском издательстве «Аквариус» сборника «О друзьях, товарищах…», посвященного известным в прошлом саратовским журналистам и написанного не менее известными их коллегами, теми, кто был связан с ними долгими годами совместной работы на ниве отечественной жерналистики. И первой среди них следует по праву назвать составителя и издателя этой книги Нину Аркадьевну Ущеву, без живой инициативы и целенаправленных организационных усилий которой этот проект вообще не был бы осуществлен.

Как пишет она сама, «это сборник о тех, с кем довелось встретиться в жизни, работать вместе, дружить. О тех, кто дорог мне, память о ком хотелось бы сохранить». Можно добавить, что и все другие авторы сборника абсолютно адекватны своим героям. Так как и те, и другие работали зачастую в одних газетах или журналах и были любимы и читаемы многими саратовцами.

Не скрою, что и мне тоже приятно сознавать, что в числе тех, кто в прошлом был связан с Ниной Аркадьевной если не дружескими, то творческими отношениями, был и автор этих строк. В то время мне, студенту газетного отделения филфака СГУ, довелось представлять, не без внутреннего трепета, на ее суд как редактора университетской многотиражки «Ленинский путь» свои первые пробы журналистского пера.

Кстати сказать, при встречах с Ниной Аркадьевной у многих возникала параллель с «тургеневскими барышнями» , с их чисто русским обаянием, скромностью, застенчивостью, но в то же время и твердой жизненной позицией, выражавшейся в их наклонности к состраданию, сопереживанию, готовности даже пожертвовать собой ради счастья близких им людей. И хотя подобное сравнение не приходило мне тогда в голову, сама манера обращения Нины Аркадьевны с молодыми авторами сразу вызвала у меня чувство почтительного благорасположения и признательности к ней. Так, она ни единым словом или даже жестом не выказала, что перед ней, в сущности, еще далеко не оперившийся птенец, только еще робко вступающий на торную стезю журналистики. В ее тогдашних беседах со мной не чувствовалось ни малейшего менторского тона, а тем более намерения каким-то образом подчеркнуть свое превосходство. Разговор шел совершенно на равных. Нина Аркадьевна выслушивала меня с таким благожелательным вниманием, что значительно повышало у меня, пребывавшего дотоле в состоянии мучительного ожидания и неуверенности, чувство какого-то нового отношения к самому себе.

Удивительная способность к живому, обоюдно заинтересованному общению с самыми разными людьми — от таких новобранцев от печати, каким я когда-то предстал перед ней, до настоящих мэтров журналистики и других, подчас известных всей стране и даже миру деятелей — послужила причиной того, что в разное время в кругу ее друзей и знакомых были писатель Борис Полевой, редактор сверхпопулярного тогда журнала «Юность», поэты Роберт Рождественский и Константин Симонов, прославленная фигуристка Ирина Роднина, кинорежиссер Сергеи Герасимов и многие другие.

Что же касается наших земляков-саратовцев, то о некоторых из них рассказывает в своем воспоминании-эссе бывший собкор ТАСС по Саратовской области Виктор Григорьевич Яковлев, к сожалению, ушедший из жизни как раз в то время, когда писались эти строки, Прежде всего, примечателен тот факт, что во второй половине XX века в ТАСС — этом крупнейшем информационном центре мира, наряду с такими колоссами, как английский «Рейтер», французский «Франс-Пресс», американский «Ассошиэйтед пресс», работали сразу четыре саратовца. Помимо уже упоминавшегося Виктора Яковлева, это Николай Федорович Андреев, Вадим Григорьевич Таланов и Евгений Иванович Иванов. Все в разное время занимали должность заместителей генерального директора ТАСС.

И это далеко не случайно. Как отмечают многие авторы сборника, высокий профессиональный уровень главной саратовской газеты «Коммунист» был во многом предопределен тщательным подбором кадров. По свидетельству Серафима Дорохова, одного из лучших журналистов-сельхозников, блат, протеже, «мохнатая рука» обкома тут не действовали. «Надо было только, где бы ты ни состоял в штате, иметь «божью искру» журналиста и каждый раз словом и делом доказывать свое право быть газетчиком».

Другим важнейшим фактором, определявшим оперативность и действенность материалов газеты, было то, что их авторы всегда твердо опирались на мнения читателей-подписчиков. Это было тогда законом для всех средств массовой информации. Городские и районные газеты практиковали периодические подборки из писем и пожеланий читателей.

Поэтому газетное слово служило мощным организующим инструментом — будь то экономика, нравственное или патриотическое воспитание молодого поколения.

«Считаю, как и мои товарищи по журналистскому цеху, — подытоживает Серафим Дорохов, — что газета всегда шла на полшага впереди события, развития общества. Сколько проектов внедрено в производство через газету! Аршином общим не измерить...»

Героями статей и очерков становились в то время прежде всего люди труда, передовики производства, которые ныне почти полностью исчезли с газетных полос и телеэкранов. Дело в том, что описание их опыта трудовых навыков стало считаться рекламой. А сколько строит сегодня реклама, каждому хорошо известно. На немереные деньги рекламодателей кормятся и газеты и телеканалы. Поэтому журналисты уклоняются от подобных тем, предпочитая разного рода «клубничку». А в ней, прежде всего, безраздельно господствует криминал. «Каждому читателю (телезрителю) — персональный труп» — таков, как невесело сейчас шутят, негласный девиз нынешних печатных СМИ и ТВ. Трупы старательно «стаскивают» со всей огромной территории нашей страны. Так что рядовому обывателю не в шутку мерещится, что вся окружающая жизнь состоит из бесконечной цепи убийств, грабежей, похищений людей и т.д. А с другой стороны, приучает его с полнейшим равнодушием читать или наблюдать на телеэкране леденящие кровь сцены жестокости и насилия.

Негативные и даже страшные стороны действительности постоянно освещались и в советской прессе. Но, как замечает тот же В. Яковлев, тогдашние читатели привыкли видеть в газетах не критику вообще, а критику конструктивную — то есть не только о том, как это случилось, но и почему и как это можно исправить, притом конкретно, применительно к данной ситуации.

В нынешней либеральной прессе о принятых мерах сообщается лишь в редких случаях, когда скандальный материал вызывает общественный резонанс. Во многом благодаря Интернету. Но зачастую эти меры и даже судебные приговоры, когда, к примеру, проворовавшемуся чиновнику, укравшему из казны многие миллионы, дают три-четыре года, оставляя в неприкосновенности все нажитое нечистым путем имущество (виллы, яхты, счета в банках и т.д.), настолько смехотворны, что ничего кроме раздражения и возмущения не могут вызвать.
Туполобое ориентирование на «чернуху», мелкотемье, разливанное море всякой занимательной (или не очень) чепухи на газетных полосах и телеэкранах привели к тому, что в журналистике, в том числе и саратовской, что-то не видно каких-то ярких фигур. Таких, какими в свое время были, к примеру, Николай Андреев, Ефим Кульжонков, Геннадий Евсеев. Притом все они получали широкую известность еще до того, так становились крупными руководителями и организаторами печати.

Так, Н. Андреев задолго до того, как он стал заместителем генерального директора ТАСС, удостоился среди саратовцев почетного прозвища «Строитель». Ибо будучи руководителем Саратовского совнархоза, перестроил театр оперы и балета, госцирк, драмтеатр, Крытый рынок… Как тут не вспомнить о печальной судьбе самого большого саратовского долгостроя — нового здания ТЮЗа.

Ефим Осипович Кульжонков возглавил создание крупнейшего в Поволжье телерадиоцентра и стал первым председателем областного комитета по телевидению и радиовещанию.

Геннадий Давыдович Евсеев, блестяще проявив себя в качестве собкора газеты «Советская Россия» по Саратовской области, стоял у истоков создания и стал первым секретарем Саратовского отделения Союза журналистов после его организации в 1957 году. Благодаря его усилиям и организаторскому таланту местная печать обновила материально-техническую базу, приобретя большое влияние среди общественности Саратова и области. Принадлежность к Союзу журналистов стала престижной и уважаемой. Желающих вступит в него было хоть отбавляй. Это позволяло выбирать среди них действительно способных ребят, умеющих работать по жанрам.
Как известно, Пушкин называл журналистов «сословием людей государственных». К сожалению, в современной российской журналистике, скоропалительно усвоившей худшие образцы западной буржуазной прессы, об этом предпочитают не вспоминать. «Их задача, — как отмечает немецкий писатель и публицист Кристоф Брумме, — отработать принятый заказ: они не исследуют проблему на самом деле, а показывают то, что нужно редакции». А точнее, тому, кто оплачивает заказ.

В результате, как пишет в своем очерке тот же Серафим Дорохов, многие даже начинающие газетчики готовы писать и пишут на любую тему, лишь бы получить побольше. Пишут быстрее, чем думают, не вникнув как следует в тему. Отсюда поверхностная трактовка событий, к тому же сработанная по стилю, как говорят журналисты, «левой ногой».
Делая столь неутешительные выводы на основе собственных наблюдений, С. Дорохов с благодарностью вспоминает своего первого наставника в журналистике, зав. сельхозотделом газеты «Коммунист», ныне председателя регионального Совета ветеранов журналистики Аркадия Александровича Богатырева. «Поменьше в своих статьях думайте за людей, побольше слушайте и предоставляйте им слово, — наказывал он, отправляя начинающего корреспондента в его первую командировку. — Тогда написанное и заиграет».

Но это отнюдь не означало, что журналист должен пустить все на самотек, механически фиксируя лишь то, что ему говорят.

— Наблюдения интересны. Молодец! — четко, как бывший офицер-фронтовик, оценивал А. Богатырев статью другого новичка. — А вот подача их грешит поверхностным подходом. В таком виде статья не пойдет. Переделать».
Другие ведущие журналисты были в этом вопросе еще более категоричны. Ответственный секретарь областной газеты «Заря молодежи» Юрий Александрович Пятницкий, которого Ю. Преображенский в посвященном ему очерке называет «человеком-газетой», обнаружив излишние длинноты, отвлеченные описания в материале какого-нибудь прибывшего из командировки корреспондента («для оправдания командировочных», как шутили сами газетчики), сам приходил к нему в отдел.

— Четыреста строк?! Режьте наполовину, — тоном, не допускающим возражений, требовал он. Но если автор все-таки пытался возражать, Ю. Пятницкий сурово осаживал его: «Если ты не умеешь резать, значит, ты не газетчик!»
При этом все авторы сборника единодушно оговариваются, что предельно жесткие требования к качеству написанных статей не только не исключали, но даже обязательно предполагали дальнейшую совместную работу — и зав. отделом, и корреспондента — над улучшением материала.

Если же обратиться к сегодняшнему дню, то можно сказать следующее. Газет сейчас много, даже избыточно много. Но все это, как избыточный вес у человека, от которого не худо было бы избавиться. Ибо прессы много, а читать бывает нечего: одни и те же избитые темы — насилие, секс, гламурные тусовки псевдозвезд шоу-бизнеса, жирующих на нищете чуждого им народа. Как откровенничал в недавнем интервью Владимир Познер, русских людей, русский народ он не любит, и вообще Россия — это не его страна. И это говорит кумир либеральных журналистов, президент Российской академии телевидения! Что уж тут поминать о многих его единомышленниках, задающих тон в современной прессе, процветающих в основном за счет затмевающей собою все рекламы, ставшей незаживающей язвой наших СМИ.

— Да, но зато у нас свобода слова! — дружно возразят высокооплачиваемые риторы из либерального стана. Однако всякий, кто мало-мальски знаком с современной газетной кухней, лишь иронически поморщится в ответ. Ибо любому журналисту известно магическое, словно древнее табу, слово «неформат», в силу которого газетный начальник может запросто выбросить из номера самый остроактуальный и талантливо написанный материал.
Ушедшая в прошлое идеологическая цензура повсеместно заменена ныне бесцеремонной цензурой денег — еще более наглой и беспощадной. Многие материалы имеют сейчас заказной, а значит, оплаченный характер. А, простите за банальность, кто платит, тот и заказывает музыку.

Другой распространенный порок — это бегство от реальности, что вообще характерно для всех кризисных, раздираемых неразрешимыми противоречиями обществ. Как замечал еще в XIX веке Артур Шопенгауэр, реальность в буржуазной прессе нередко подменяется чем-то вроде игры теней на белой стене. Потому создается впечатление, что современное общество состоит лишь из одних преступников и мало чем от них отличающихся «ментов». Между тем современный человек, пускай и сильно деградировал в нравственном и интеллектуальном отношении, все же не есть только вор, насильник и убийца.

Остается только всякому здравомыслящему человеку черпать силы в великой надежде, высказанной Потугиным, одним из героев романа Ивана Тургенева «Дым», которая, несомненно, разделялась и самим великим романистом: «Да ведь известное дело: от худого к хорошему никогда не идешь через лучшее, а всегда через худшее... Через худшее к хорошему».

А хорошего и поучительного, в чем убеждает нас вышедший сборник «О друзьях, товарищах...», было много в нашей журналистике. И без изучения и задействования этого золотого запаса отечественной, в том числе и саратовской, прессы, невозможен переход от худого к хорошему, которое сформирует, я в этом убежден, новое, а точнее — возрожденное сословие людей истинно государственных, о коих говорил и мечтал наш великий поэт.

Владимир АЗАНОВ,
кандидат филологических наук, член Союза журналистов, член Союза писателей России