Полковник с Куликова поля

14:03 20 ноября 2012
Поздравления
3
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
Завтра Георгию Васильевичу Фролову исполняется 85 лет. Желаем нашему другу, коллеге, человеку, близкому по духу, такой же неиссякаемой энергии и оптимизма, которые ему присущи на многие-многие годы, желаем исполнения всех замыслов!
Георгий Фролов уже двадцать лет пишет Книгу Памяти Саратовской области. На том месте, где в чиновных кабинетах висят портреты первых лиц государства, у редактора Книги Памяти Георгия Фролова – изображение его тезки, полководца Жукова, с полной грудью орденов, в маршальских погонах и с четырьмя звездами Героя. Георгий Константинович смотрит на Георгия Васильевича так, будто готовится отдать очередной приказ.
Полковник Фролов не вышел в запас, не демобилизовался из Советской Армии. Он все еще на той войне. Как упрямый десантник, который сквозь зубы цедит: «Своих не бросаем», бывший разведчик уже двадцать лет по крупицам собирает информацию об ушедших и оставшихся в тылу, вернувшихся и погибших, пропавших без вести.
Все знают, что Георгию Васильевичу практически невозможно отказать и уж тем более отписаться – все равно придет сам и поставит вопрос ребром. А чего вы хотели от человека, который в шестнадцать лет «брал языков» в фашистском тылу?
Книга Памяти есть почти в каждом регионе, но саратовская – образцово-показательная, ее экспонируют даже международные выставки. Георгий Фролов создал уникальный исторический документ из воспоминаний, писем и фотокарточек, максимально полный каталог судеб солдат Великой Победы. Достаточно сказать, что почти в трех десятках томов Книги Памяти (9 июня ожидается 28-й выпуск) поименно перечислена 301 тысяча павших воинов из Саратовской области. В списках облвоенкомата имен на момент издания первого тома значилось в два с лишним раза меньше.
Они, кстати, встречались – Георгий Жуков и Георгий Фролов. Спустя месяц после акта о капитуляции Германии маршал в Берлине вручал юному разведчику, находившемуся в немецкой столице в запасном офицерском полку, ордена – Богдана Хмельницкого, Красного Знамени и Отечественной войны 1-й степени. «Он положил мне ладонь на затылок, внимательно посмотрел и распорядился отправить на учебу,» - рассказывает ветеран. За плечами Егора (так в молодости называли Георгия Васильевича) к тому времени было семь полных классов и, как всегда прибавляет Фролов, два дня в восьмом. Эти два дня в свое время сыграли роль: на фронте его записали восьмиклассником и, как самого образованного в отряде новобранцев, отправили в разведроту. Помогло и знание немецкого, которое к нему перешло от бабушки – набожной сельской учительницы, проучившейся несколько лет в Иерусалимской семинарии. Для предвоенной советской глубинки – отчаянная редкость.
Глубинка называлась Куликово поле – то самое, где Дмитрий Донской в Х1V веке разбил Мамая и положил начало возвышению Москвы. В 1942-м по знаменитому топониму в Тульской области снова проходила линия фронта. Только на этот раз наши были с востока, а враги с запада.
В 14 лет Егор Фролов, один из тринадцати детей большой крестьянской семьи, в родном селе и первый раз принял участие в бою с фашистами, а в регулярную армию попал только через два года, не без самодовольства и маленькой хитрости – все ещё слишком молод был для призыва. Зато считалось по тем временам образованным и по первым заданиям показал бесстрашие и решительность в критических ситуациях.
Два года на фронте Георгий Васильевич вспоминает как череду бесконечных боев и операций, отдохнуть от которых удавалось только в госпиталях, после ранений. Из личного военного опыта он особенно выделяет две истории: как со своим отрядом в новогоднюю ночь 1945-го прямо за праздничным столом пленил 26 немецких офицеров (редкий орден Богдан Хмельницкого – за это) и как в Берлине спас маленькую немецкую девочку. Та девочка и сейчас жива, недавно они встречались в Германии: немцы сняли про эту встречу документальный фильм «Перемирие».
– Вот в этом шкафу – главное дело моей жизни, – Георгий Васильевич показывает на стеллаж с ровными рядами красных корешков.
– До Книги Памяти много чего случалось, но ничего важнее этого нет.
За двадцать лет редакция – две узкие комнатушки в здании районного суда – стала еще и местом, куда ветераны, их дети и внуки приходят со своими бедами и вопросами. За час нашей беседы посетителей было двое. Пожилой мужчина просил найти место захоронения отца, которого никогда не видел. Другой, матрос последних месяцев войны, искал справедливости: ему никак не хотят установить добавку к пенсии как участнику боевых действий. Уходили оба, улыбаясь. Георгий Фролов сказал, что поможет, а главное, быстро сумел найти «ключик» к своим собеседникам.
Он удивительно сочетает деликатность и готовность пошутить в любую минуту. Еще одно бросающееся в глаза качество – феноменальная память. Георгий Васильевич не только хорошо помнит человека, с которым коротко встречался годы назад, но и может подробно описать обстоятельства той встречи. Он до страницы знает, какой материал находится в любом из томов Книги Памяти, а цифрами оперирует с ловкостью министра финансов. Хотите его обидеть – напишите в газете неправильное число погибших солдат из Балашовского, например, района.
– Эти цифры и фамилии – моя жизнь, это каждый мой день. Пока мы помним, мы продолжаем побеждать, – говорит полковник Фролов.
АЛЕКСЕЙ ИВАНОВ

Источник: газета «Саратовская областная газета», № 87 от 31 мая 2012 г.