ОБНАЖИ ГОЛОВУ, ЧИТАТЕЛЬ!

11:50 2 июля 2020
Летописцы-Победители. Имена и судьбы.
4
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
ОБНАЖИ ГОЛОВУ, ЧИТАТЕЛЬ!


ОБНАЖИ ГОЛОВУ,  ЧИТАТЕЛЬ!

От редакции проекта «Летописцы-Победители». Имена и судьбы». Готовя к изданию книгу с одноименным названием, мы привлекли много авторов, перелопатили большой объем литературы и интернет-сайтов. Среди найденного – книга, изданная Саратовской организацией Союза журналистов СССР «До последнего дыхания» (Саратов, издательство Саратовского университета, 1976г.). В ней очерки о наших коллегах-фронтовиках, написанные журналистами – участниками войны.
Предлагаем вашему вниманию вступление к этой книге, которое написал известный саратовский писатель кавалер Ордена Славы Григорий Боровиков.


Беря эту книгу в руки, обнажи голову, читатель. Скупые странице поведают тебе лишь о мгновениях из жизни тех, кто в мирное время приравнял к штыку перо, а в военное – действовал штыком. Они геройски сражались за Родину. Жизнью нашей, жизнью детей и внуков мы обязаны тем, кто, смертию смерть поправ, избавил Родину от порабощения. Они, павшие в боях, заслужили светлую и вечную память народа.
Мое поколение рождено и воспитано Октябрьской революцией, открывшей новую эру в истории человечества. Завоевания Октября это героическое поколение отстояло в тяжком испытании - Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, когда в смертельной схватке с фашизмом свершилась великая победа социализма над ударной силой империализма - гитлеровской Германией.
Когда думаешь о погибших товарищах, невольно вспоминается жизнь перед войной, оживают лица тех, с которыми работал, делил досуг, проходил через испытания.
Вспоминаются тридцатые годы, когда на площади Революции в Саратове, в старинном здании розоватого цвета, где помешалась редакция краевой газеты «Поволжская правда», к концу дня сходились репортеры, инструкторы массового отдела, литературные сотрудники – обменивались новостями, потом усаживались за свои столы и писали. Чуть ли не половина номера газеты сдавалась в досыл, чтобы самые последние новости завтра узнал читатель.
Из журналистов той поры живут в Саратове М. Г. Маккавеев, К. М. Синицина, Н. Д. Дерябин.
В маленькой комнате художников всегда было шумно, хотя заведующий этим цехом П. Ф. Дундук был молчалив (на вокзальной площади памятник Дзержинскому работы Дундука). Другой художник – Саша Софьин, человек общительный, живой. С фельетонистом Иваном Чилимом они спорят о том, какой парус на лодке лучше – косой или прямой, на какую насадку лучше берет сазан, в каких местах на Волге лучше отдыхать и рыбачить – на Тюфяках, на Примытом острове или в протоке Каюковка.
Разговаривая и споря, Саша Софьин обычно продолжал рисовать «шапки», карикатуры, ретушировать фотоснимки. Казалось, ничто не способно рассердить его, взорвать – такой он был добродушный, товарищески расположенный к людям и располагающий к себе других.
В то время каждый журналист мечтал иллюстрировать свой очерк или корреспонденцию фотоснимками. Обзаведясь фотоаппаратами, журналисты шли учиться фотографии к Софьину. Терпеливо учил он каждого тайнам экспозиции, проявлению стеклянных пластинок, печатанию позитивов при дневном и при электрическом свете; учил делать увеличители (готовых в продаже тогда не было).
Судьба разъединила нас с Сашей на несколько лет и снова свела в Саратове, в редакции областной газеты «Коммунист». Софьин возмужал, раздался вширь, но характером был все тот же.
Когда началась война, Софьин ушел на фронт. Воевал он недолго, вскоре пришла весть о его гибели. В этой книге рассказывается о Софьине в очерке старейшей журналистки К. Синициной.
И еще вспоминается работа в Саратовской областной комсомольской газете. Какими молодыми все были – Виктор Коломейченко, Анастасия Казакова, Александр Чернышев, Михаил Стафеев, Николай Чистяков, Семен Карпель, Александр Калашников, Маруся Турецкая. Дух откровенности, критики сплачивал редакцию. Это была дружба равных, без различия должностей и общественного положения.
Не забыть Виктора Коломейченко, хорошего товарища и квалифицированного журналиста. Он поощрял выдумку, веселые заметки, фельетоны, живость материала, чтобы за каждой заметкой была видна индивидуальность автора не только языковая, но и духовная.
— Чтобы каждая строка в нашей газете была прочитана, – любил говорить Коломейченко.
Он ушел воевать в числе первых. Худощавый, чубатый политрук Коломейченко представляется мне, как и в мирной жизни, человеком добрым, отзывчивым и стойким в своих убеждениях. Теперь известно, что он в боях вел себя, как и подобает вести патриоту советской земли.
Врезался в мою память неугомонный, очень подвижный фоторепортер Коля Чистяков. Одержимый фотографией не как ремеслом, а как искусством, он жадно изучал фотоснимки мастеров в журналах, в центральных газетах и все клятвенно говорил: «Погоди немного, и я их переплюну». Когда Коля фотографировал, то приседал на корточки, залезал на столб, на дерево, «прицеливался», и все движения, и лицо были полны ответственностью выполняемой работы, артистическими переживаниями. Коля Чистяков не понимал, как можно не выполнить редакционное задание. «Снимок надо сделать при любых условиях, хоть из-под земли достать», – говаривал он. Работал Коля весело, самозабвенно.
В июле 1941 года молодежная газета перестала выходить, сотрудники — кто ушел воевать, кто ждал повестки о мобилизации.
С Колей Чистяковым мы виделись часто. Однажды он пришел ко мне домой, принес фотохимикаты, не предполагая, что и мне они не понадобятся. Последний раз забежал он попрощаться, был в военной форме. Встретиться нам больше не довелось. Коля погиб.
...Миша Стафеев — невысокий, с русым чубиком, сероглазый, был задумчив и степенен не по годам. А усидчивости его позавидовал любой бы — он мог просидеть за столом с утра до вечера не вставая, когда писал очерк или статью. Сидел, пока не ставил последнюю точку.
Стафеев был прирожденный газетчик, как тогда говорили. Он не хвалился, что «переплюнет» знаменитых очеркистов, но писал, переделывая написанное безжалостно и много раз.
К Мише стала захаживать девушка. Юная, стеснительная, с большими чистыми глазами, она сидела в сторонке, краснея всякий раз, когда кто-нибудь взглядывал на нее. Кончив работу, Миша уводил ее в синий вечер. Они поженились. А потом я видел заплаканное лицо молодой вдовы погибшего на фронте Миши Стафеева.
Довелось мне работать в газете «Коммунист» и с Яковом Вайнером, заместителем редактора. Человек с богатым жизненным опытом, из комсомольцев двадцатых годов, деликатный и скромный, он пользовался уважением сотрудников редакции. В войну он служил в Волжской военной флотилии, затем в Днепровской там и погиб. Об этом хорошем человеке подробно рассказывается в очерке И.Трифонова «Бессмертие».
ОБНАЖИ ГОЛОВУ,  ЧИТАТЕЛЬ!

Большинство журналистов, о которых пишется в этой книге, воевали строевыми солдатами, командирами, политработниками, и все воевали, как и работали, – честно, с сознанием долга перед народом. Двое из них – Степан Остапенко и Василий Коннов – удостоены звания Героя Советского Союза.
В вестибюле редакции газеты «Коммунист» есть мемориальная доска, на которой—пятьдесят четыре фамилии: «Светлой памяти саратовских журналистов, отдавших свою жизнь в боях за Родину на полях сражений Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.».
Сбор материалов о журналистах-героях продолжается.
В туманной дымке времен стушевываются многие детали редакционного быта, жарких летучек с обсуждением очередных номеров газеты, веселых праздничных вечеринок с шутливыми выдумками. Но лица, характеры и дела товарищей по работе рисуются четко. Вспоминать о погибших больно, и какое-то чувство, которому нет названия, бередит эту боль с неослабевающей силой. Конечно, пули и осколки не выбирают, в кого ударить, а мимо кого просвистеть, кого убить, а кого ранить. И все же душу жжет это безымянное чувство: они «под березами лежат», как поется в песне, лежат в болотах, на дне рек и морей, в полях, а ты вот залечил раны и живешь, радуясь родной природе, солнцу, ветру и дождям, а самое главное – людям, созидающим новые города, творящим невиданную в мире жизнь.
И еще острее понимаешь, как надо беречь память опавших в боях за Родину. Пусть скорбная и гордая эта память учит новые поколения трудовым и ратным подвигам, пусть укрепляется историческая связь поколений,

Григорий Боровиков.



Об авторе.
Боровиков Григорий Федорович (1905 – 1993).

Писатель Григорий Федорович БОРОВИКОВ родился в деревне Белоглазово Вятской губернии (ныне Кировская область).
С 1929 года – корреспондент «Поволжской правды» (Саратов) и «Сталинградской правды» (Сталинград), собственный корреспондент московских – «Соцземледелие» и «Красный спорт», и саратовских – «Коммунист» и «Молодой сталинец» газет.
Принимал участие в Великой Отечественной войне. В действующей армии с 1942 по июнь 1943 года. 20 октября 1942 года был ранен. Награжден орденом Славы III ст. и медалями
После очередного ранения вернулся в Саратов, и некоторое время работал начальником областного управления издательства и полиграфии, затем – ответственным секретарем Саратовского отделения Союза писателей. Заочно окончил литературный институт им. А.М. Горького.
Стихи и рассказы начал писать в 13 лет. Работая в газетах, писал не только статьи, но и стихи, очерки, рассказы. В 1928 г. был принят в Общество крестьянских писателей, а вскоре – в Татарскую Ассоциацию пролетарских писателей.
Первая книга «Из чего складываются победы» (очерк о колхозе) была выпущена Партиздатом в 1939 г. В 1943 г., находясь в госпитале после ранения, написал книгу «В каспийских джунглях», отмеченную поощрительной премией на конкурсе «ДЕТГИЗа», переведенную на казахский, марийский, польский и болгарский языки. Всего написал 37 книг, изданных как в центральных и периферийных издательствах, так и за границей.
Лауреат пяти Всесоюзных литературных конкурсов, конкурса киносценаристов (1941г.), на лучшую книгу для детей (1945 и 1950гг.) и на лучший рассказ (1946 и 1955 гг.). За заслуги в развитии советской литературы награжден орденом «Знак Почета».