"ИЗ ГЛУБИН ЗАБВЕНИЯ" ( о судьбе "Саратовского ледокола")

1:47 29 декабря 2014
4
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
ИЗ ГЛУБИН ЗАБВЕНИЯ


Судьба «Саратовского ледокола» - тема, ставшая в уходящем году резонансной благодаря вниманию «Репортера». Широким всплеском ее общественного обсуждения в прессе, Интернете отозвался рассказ нашей газеты (18 февраля) о том, что это судно, будучи первым в мире речным ледоколом, сокрушителем любых ледяных толщ, надежным проводником караванов барж, незаменимым при наведении переправ и возведении мостов, неутомимым волжским тружеником и доблестным участником двух мировых войн, - вместо того, чтобы навсегда остаться почитаемым символом трудовой и ратной славы саратовских волгарей, из-за отвратительной, унизительной бесхозяйственности оказалось затопленным в январе 1968 года. Никто и не вспомнил, что ушел под воду не просто старый пароход, еще не утративший запаса прочности и работоспособности. Затянуло зыбью беспамятства уникальную историческую реликвию речного флота, героического участника Сталинградской битвы, строителя Сталинградской ГЭС, автодорожного моста Саратов – Энгельс. Там, чуть ли не под самым этим мостом, и лежит на речном дне «Саратовский ледокол» по сей день.
А между тем в последние месяцы года появились основания предположить, что интерес саратовцев к застарелой проблеме заслуженного судна-ветерана как бы начал приугасать. Так ли это? – постарался выяснить наш корреспондент у координатора инициаторов подъема и восстановления ледокола, руководителя Саратовского музея речного флота Александра Азовцева.


- Считал бы подобное предположение неверным, - ответил Александр Николаевич. – Снизился «градус» публичного выражения точки зрения сторонников возвращения к жизни «Саратовского ледокола» - это да. А снизился он потому, что в ходе состоявшегося обсуждения сформулирована однозначная позиция: поднимать, реставрировать, использовать как эффективное средство воспитания у сограждан, молодежи уважительного отношения к нашему прошлому, гордости за него, чувства патриотизма, любви к малой родине. Причем, количество людей, придерживающихся именно такого мнения и вообще «введенных в курс дела», увеличилось многократно.
Иными словами, общественное мнение сформировано, вот что главное. Не упущу возможности поблагодарить вашу газету за ту роль, которую она сыграла. После февральского выступления «Репортера», очень профессионального и, считаю, высокогражданственного, к нам в музей позвонили, нанесли визиты, чтобы взять интервью, журналисты нескольких газет, информационных агентств, электронных СМИ. Уже по их вопросам было видно, что пресса на нашей стороне. Подключилось телевидение, были сняты сюжеты с выездом на место затопления ледокола. В целом прошло более 30 публикаций на актуализированную тему, не считая многочисленных откликов в поддержку на сайтах в социальных сетях.
- Но это не тот случай, когда поддержали, поговорили и успокоились?
- Во-первых, некоторые участники обмена суждениями, весьма авторитетные люди, вооружили нас аргументацией, игнорировать которую было бы верхом равнодушия. Например, главный инженер Приволжской железной дороги А. Смородин дал на сайте такую сопоставительную оценку ситуации с волжским родоначальником всех речных ледоколов на планете. В Питере, пишет он, превращен в памятник-музей истории флота и революции крейсер «Аврора». В Иркутске плавучим музеем стал ледокол «Ангара», построенный на 3 года позже саратовского патриарха. В Волгограде на набережной установлены пароходы «Гаситель», «Орленок» и «Ласточка - геройские защитники Сталинграда. Целый мемориальный комплекс из боевых и гражданских судов существует в Калининграде. И возникает вопрос: а что же Саратов, крупный волжский город с глубокими и славными флотскими традициями? Он может показать тем же туристам лишь здание бывшего речного вокзала, в котором сейчас расположен торговый комплекс?
Во-вторых, было симптоматично, что уже тогда, на стадии активного обсуждения самой идеи вызволения ледокола из подводного плена стали предлагаться конкретные планы, организационные схемы, технологии его подъема. Наконец, в-третьих, последовавшее затем и подмеченное вами «затишье» отразило, в частности, не что иное, как переход к определенным практическим шагам в подготовке к осуществлению операции подъема.
- Неужели?! И в чем заключаются эти шаги?
- Пока я бы обозначил их как «документальные». Согласитесь, у нас принято приступать к решению различных задач с написания стартовых документов, деловой переписки и пр. Одну такую переписку могу показать. Вот письмо (от 14 ноября) министра транспорта и дорожного хозяйства Саратовской области Н. Н. Чурикова председателю регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры И. Р. Плеве. Министр пишет: «Уважаемый Игорь Рудольфович! В районе автодорожного моста Саратов – Энгельс в 1968 году затонул первый в мире корабль ледокольного речного флота, который был построен в Англии… в 1895 году. В том же году он прибыл в Саратов, чтобы установить паромную переправу на месте будущего железнодорожного моста. Судьба судна тесно переплелась с историей нашей страны… Руководители ряда общественных организаций области неоднократно обращали внимание на необходимость сохранения этого исторического памятника, находящегося на территории региона и имеющего федеральное значение. Понимая, какую историческую ценность представляет «Саратовский ледокол», министерством… создается рабочая группа по вопросу сохранения исторического памятника. …Прошу Вас рассмотреть возможность направления кандидатуры в состав рабочей группы».
- «Федеральное значение» - вот как! Что ж, появление на «авансцене» министерства обнадеживает. Каков был ответ Плеве министру?
- В ответном письме Игорь Рудольфович предложил даже три кандидатуры. Это: В. М. Цыбин (в качестве главного эксперта) – руководитель проекта «Пароход на Волге», автор книги «Саратовский ледокол – первый ледокол на Волге», член совета, возглавляемого Плеве; В. А. Иванов, капитан III ранга в запасе, председатель Саратовского морского собрания, партнер проекта «Пароход на Волге»; А. Н. Азовцев, руководитель музея речного флота, заместитель руководителя названного проекта и член того же совета.
- В таком случае, Александр Николаевич, теперь и как член уже, очевидно, образованной рабочей группы облминдортранса, - ответствуйте: какие еще просветы забрезжили в перспективах реального подъема со дна реки и реставрации «Саратовского ледокола»?
- Судя по всему, эти перспективы сегодня не безразличны и городской власти. Недавно наш музей нашел возможность посетить, несмотря на большую занятость, заместитель главы администрации Саратова В. В. Малетин. Что характерно, Виктор Владимирович подробно интересовался вопросами, связанными с имеющимися трудностями в подготовке подъема. Попросил представить ему результаты последнего водолазного обследования затонувшего судна. Я постарался сделать это как можно скорее. Передал акт, составленный на основе обстоятельного сентябрьского обследования профессиональными водолазами специального судна ДТС-5, которым командует опытнейший речник Б. Н. Дьячков. Акт содержит все необходимые, точные данные о месторасположении ледокола, глубине затопления, степени заиленности, градусах дифферента, крена и т. д.
Речь, заметьте, уже идет об официальном, основополагающем документе государственного учреждения по судоходству. Ссылаясь и опираясь на который, следует комплектовать специалистами команду для проведения операции, подбирать нужное оборудование, делать все технические расчеты.
- Послушайте, а не пора ли журналистам готовиться к репортажам с места долгожданного события?
- Не торопитесь давать волю воображению… К сожалению, нет до сих пор ясности в главном, за чем дело стоит, - с источниками достаточного финансирования операции.
- Нехватка денег… Извечный камень преткновения для областного и городского бюджетов с их дефицитом средств, прямо-таки особенно «непреодолимом», когда возникает необходимость расходов на культурно-воспитательные цели. Хотя в данном случае наверняка требуются отнюдь не десятки миллионов рублей. Остается испытанный в нашем отечестве выход – народная помощь «всем миром»?
- Такой вариант, пусть и в частичном плане, не исключается. Хорошо знаком с капитаном судна, который говорит, что готов внести в святое, по его выражению, дело свою материальную лепту. Не сомневаюсь, этому примеру могут последовать, если к ним обратиться, другие капитаны, коренные речники, работники береговых служб, труженики судоремонтного завода, не говоря уже о волгарях-ветеранах. Они-то, ветераны, никак не могут смириться с тем, что от былого флотского величия Саратова, имевшего некогда только в своем купеческом пароходстве более 50 пассажирских и вспомогательных судов, остался разъединственный причал, где пристают проходящие теплоходы…
Однако искомая сумма все-таки слишком велика, чтобы ее можно было сопоставить с возможностями названных мною людей, имеющих довольно скромные доходы. Кроме того, правильно ли будет, если останутся в стороне государство, власти губернии, города? Тем более в период, когда страна, наш регион готовятся к 70-летию Великой Победы, создаются областные музеи боевой и трудовой славы. Нет сомнения, в экспозициях обоих из них непременно должны быть материалы об истории «Саратовского ледокола», заслугах его команды. Но каковы будут в тех материалах ответы на неизбежные вопросы: что сейчас с легендарным кораблем, где он? Обрел свое место в полном флотском порядке на почетной стоянке или по-прежнему, вот уже почти полвека, продолжает обрастать ракушечником на дне Волги между двумя самыми крупными городами Саратовщины?
- Будет куда лучше, если музеи увековечат имена, фамилии наших современников, включая не в последнюю очередь отцов губернии, Саратова, руководителей предприятий, организаций, фондов, способствовавших разрешению нелепой полувековой проблемы. Могли бы таким образом войти в историю и представители саратовского бизнес-сообщества, как вы думаете?
- Надеюсь, так оно и будет. Признаться, мы очень рассчитываем на помощь наших бизнесменов, состоятельных людей города, меценатов. И надеемся, мне кажется, не напрасно, если судить, скажем, по тому, с каким настойчивым участием добивается подъема ледокола известный предприниматель, депутат городской думы Олег Комаров. Старается, в частности, привлечь к этому региональную организацию Русского географического общества. Олег Константинович по-настоящему любит свой город, и он прекрасно понимает, как украсит облик Саратова, облагородит его колорит новый, необычный исторический памятник, какая привлекательная у нас появится достопримечательность. Готовность к поддержке города, земляков не только словом и депутатскими делами Олег Комаров доказывал не раз. Пример, достойный подражания.
Собственно говоря, людей, подобных Комарову, в Саратове немало. Но с ними надо работать, встречаться. Обратиться к ним, причем на высоком уровне. Повод того стоит.
- Спасибо за интервью. И пожелаем себе скорой встречи на берегу Волги в момент возвращения «Саратовского ледокола» в мир людей, способных помнить и быть благодарными.
Вадим Перекатов