ЦАРСТВО ХИРУРГОВ И СКАЛЬПЕЛЯ

16:09 9 декабря 2013
Новости
3
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
Сказать, что тема, о которой я сейчас пишу, не затрагивала меня, было бы неправдой – затрагивала. Я «сердечник» со стажем. С молодых ещё лет гипертония, в начале «нулевых» - два инфаркта… Лежал чуть не во всех саратовских больницах, имеющих кардиологические и кардиотерапевтические отделения. Имена врачей, работавших и работающих над проблемами сердца, откладывались в памяти: Ардаматский, Ермолаев, Прелатов, Соколов, Шварц… В 90-х, в связи с операцией Ельцина, к нам пришли имена великих хирургов: Дебеки, Акчурина, Бакерии.

До недавних пор, как и многие саратовцы, слышал я и о том, что в Кардиохирургическом отделении Городской больницы №2 делаются не только сложные обследования сердца, но и операции: установка «стендов», стимуляторов. Среди моих друзей и знакомых есть пациенты московских и питерских клиник, которым ещё в конце 90-х – начале «нулевых» были сделаны сложнейшие операции – шунтирование. Несколько лет назад саратовские «сердечники» узнали и о том, что в соседней Пензе создан Кардиохирургический Центр, где могут помочь не хуже, чем в столичных операционных.

Об открытии Саратовского Кардиохирургического центра в Заводском районе СМИ оповестили года 3 назад. Тогда показывали в новостных каналах ТВ новое здание центра, только что назначенного главного врача В.В. Агапова и коллектив врачей и медсестёр, губернатора и политиков еже с ним, пришедших на открытие. Потом всё это было делом далёким от моих, так скажем, потребностей и нужд. И хотя ежегодно я, в основном привозимый на «скорых», продолжал лежать в больницах, никто не предлагал мне «перейти от сердечно-сосудистой терапии к хирургии».

Ситуация изменилась осенью нынешнего года, когда «падучие приступы» участились, а обследования показали, что моё сердце всё чаще стало останавливаться на несколько секунд. В конце октября направили на консультацию в ОКХЦ. Там меня сразу же оставили, сообщив, что, судя по всему, мне поставят стимулятор. Проведённое же зондирование сердца показало, что нужно делать шунтирование. И тогда, и сейчас, я только мог предполагать, что это самая сложная (сложнее только пересадка сердца) операция.
К ней меня готовили в 3-м отделении центра: зав отделением Д.С. Терехов, лечащий врач И.Р. Кильдеев, другие врачи и специалисты, медсёстры. В больничных палатах в соседстве со мной лежали десятки больных, в основном жителей городов и весей нашего региона – из Балаково, Б. Карабулака, Пугачёва, Питерки, Самойловки, Ровного… Собственно саратовских – единицы.

Поразило большое количество детей в отделении на 2-м этаже: чуть ли не от грудного до младшего школьного возраста. Как потом я узнал от родителей и медиков, что «сердечные пороки» у детей успешно преодолеваются хирургическим вмешательством. 90% маленьких пациентов напрочь избавляются от своих недугов и, взрослея, живут полноценной жизнью. Волей-неволей вспомнились мои друзья из далёкого детства, погибшие от пороков сердца – сейчас все они были бы излечены и живы.
За несколько дней до операции познакомили с хирургом, которому предстояло делать шунтирование – зам. главного врача Игорем Александровичем Глушачем. Как с ним наметили, так всё и было сделано – день в день, час в час. В успехе операции ни он, ни я нисколько не сомневались – оптимисты, чёрт возьми!
Очнувшись в реанимации, почувствовал, что стали лезть в голову стишки. И когда мне вынули из глотки некую трубку, которую про себя я назвал «краколыгой», я попытался продекламировать склонившимся надо мной
Глушачу и Кильдееву свою оду «В операционной»:

Как в Поднебесной, без всякого «бла»,
Здесь царство хирурга и скальпеля.
Востёр нож, от Бога врач –
Игорь Александрович Глушач!


Декламировал я, наверное, настолько невнятно, что Глушач спросил: «Он, что, заговаривается?». Кильдеев улыбнулся и ответил: «Нет, просто весёлый попался».

Эти и другие простенькие вирши, а также «Отче наш, еже еси…» помогли пережить первые дни после операции. И это без всякого «бла-бла».

Через несколько дней меня выписали. Сейчас уже неделя за неделей проходят после операции – организм борется, выздоравливает. Я надеюсь, что к весне я окончательно поправлюсь, отправлюсь к Волге, возле которой просто не могут не излечиваться все хвори и недуги. Своей заметкой «по впечатлениям» я хотел рассказать саратовцам о том «царстве кардиохирургии», которое в нашем городе есть, и выразить благодарность врачам, медицинскому и техническому персоналу ОКХЦ за всё, что они делают.

А в заключении хочу привести «Молитву врачей 12-го века, которую исповедует и передаёт её своим ученикам – врачам один из основателей саратовской кардиохирургической школы, Почетный гражданин Саратова профессор Прелатов: «Господи! Не допускай, чтобы жажда наживы и славы руководила мною в практической работе.Укрепи силы моего сердца так, чтобы оно могло одинаково реагировать на страдания бедного и богатого, добро и зло, помогать одинаково другу и врагу. Научи меня, всемогущий, терпеливости и спокойствию, когда больной непослушен или оскорбляет. Сделай меня умеренным во всех моих суждениях и действиях, но только не в знаниях, ибо в последнем я хочу остаться ненасытным, и пускай далекой от меня останется мысль о том, что я все знаю и умею…».
И.Р. КильдеевЦАРСТВО ХИРУРГОВ И СКАЛЬПЕЛЯ
ЦАРСТВО ХИРУРГОВ И СКАЛЬПЕЛЯ


И.А.Глушач

С благодарностью и любовью, Сергей Перепечёнов