Железнодорожный перекресток миров

18:57 3 апреля 2012
Главные новости
2
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ ПЕРЕКРЕСТОК МИРОВ


У вас не бывало ощущения, что железнодорожные вокзалы, также как и аэропорты – своеобразные перекрестки разных, порою очень различных стран, цивилизаций? Находясь на таком перекрестке, то и дело ощущаешь своеобразные столкновения – взглядов, позиций, мнений, образа мыслей. Все озвучивается порою на разных языках. И это хорошо, что есть великое разнообразие этносов и цивилизаций.
Но сегодня наш Саратовский железнодорожный вокзал – это столкновение миров совсем другого характера. Столкновения двух осколков великой Советской цивилизации. Разрушение СССР и сегодня видится как катастрофа века (собственно, катастрофой это стало для граждан бывшей советской державы, для наших западных соседей – это просто крушение империи). Теперь граждане вновь образованных государств Средней Азии встречаются на этом трагическом железнодорожном перекрестке с нашими российскими законами, нашими нравами, вновь складывающимися традициями встречать иностранцев. И вот эти складывающиеся нравы и традиции вызывают огромную тревогу у каждого нормального, хотя бы немного задумывающегося о будущем России гражданина. Точнее - человека, ответственно ощущающего себя российским гражданином.
Что тревожит в первую очередь – огромная разделенность общества на бедных и богатых, работодателей и наемных работников, на «своих» и «чужих». Побывав на железнодорожном вокзале понимаешь, что кроме всех названных выше есть еще и «совсем чужие» - это трудовые мигранты. И этим «совсем чужим» достается проблем и неприятностей в необъяснимо высокой мере.
Сейчас модно прикрываться рыночными реалиями и винить во всем именно их. В том, что в России появились сотни тысяч безработных - виноват кризис. В том, что опять, как в лихие девяностые, стали задерживать зарплаты – в этом также виноват тот самый зловредный рыночный фактор. Только вот стоит нашему премьеру вмешаться лично – и сразу оказывается, что рыночные отношения и кризисные явления здесь ни при чем, что деньги на зарплату задержали совсем по другим причинам. По каким? – Просто потому, что богатый работодатель решил стать еще богаче, обобрав и так несладко живущего наемного работника.
Все эти тенденции гипертрофированно «перекинулись» на весь комплекс проблем трудовой миграции. Только за ноябрь месяц прошлого года в наш консультационный пункт на железнодорожном вокзале обратилось 112 трудовых мигрантов. Из них 73 заявили, что им задержали, урезали, иной раз – совсем не выдали заработную плату! Напомним, у большинства трудовых мигрантов зарплата и так в полтора-два раза ниже, чем у россиянина, выполняющего ту же работу.
Есть такое слово в русском языке – совесть. В современной российской бизнес-лексике стали о нем забывать. Вошли и утвердились прочные понятия - «мани», «кэш». И кризис подкинул для российских последователей монетаризма актуальную идею – заработать на этих бессловесных и беззащитных иностранцах хорошие деньги, «сшибить бабки» - рыночное бытие все спишет. А совесть – это понятие философов. Пусть себе пофилософствуют о непонятной русской душе…
Вернемся к фактам – из 112 обратившихся к нам на вокзале у 64 работодатели отобрали паспорта. У кого-то с вежливым видом, под предлогом постановки на миграционный учет, длительного оформления разрешения на работу и т.п. У кого-то - грубо и с угрозой – порвать паспорт пополам за плохую работу. А что делать в ответ на это трудовому мигранту? – Терпеть и ждать, что у работодателя в темной душе начнет произрастать маленький росточек по имени «совесть». А если - нет? Результат – у 18 обратившихся просрочены, не продлены сроки постановки на миграционный учет, они стали нарушителями и теперь покидают неласковую Россию под аккомпанемент грозных требований правоохранителей оплатить штраф. У всех обратившихся к нам не осталось на дорогу ни копейки. «Пересеку российскую границу – помолюсь, возблагодарю Аллаха» Эти слова прозвучали не из одних уст. Один из классических примеров тому – судьба трудового мигранта из Ургенча ( что расположен на севере Узбекистана) Лайков Пулат Закирович, 1964 года рождения. Приехал на заработки в Россию, в Воронеж, в январе этого года. По профессии – газоэлектросварщик пятого разряда. Пробовал устроиться на госпредприятие, там были нужны сварщики, но знакомые отговорили - на предприятии стали задерживать зарплату. Устроился на строительство частного дома. Владелец будущего особняка, «крутой» бизнесмен – сразу изъял паспорта у Пулата и трех других работников и заставил вкалывать по пятнадцать часов в сутки. За четыре месяца на руки не выдал ни копейки, только кормил, причем кормил весьма скудно. Когда Пулат попросил хотя бы часть денег для отправки семье, бизнесмен приказал «Работать молча» и пригрозил наказать. После второй просьбы Пулат был жестоко избит. До сих на левом надбровье виден большой багровый рубец. С тех пор Пулат не спал ночами, выстраивая планы освобождения. Обращаться в милицию бесполезно: на стройке прошел небольшой пикник с участием двух полицейских с полковничьими погонами. Да и земляки предупредили – все, кто искал справедливость в подобного рода случаях были потом жестоко наказаны… Наконец нашел вариант: выпросил паспорт под предлогом обращения в больницу (и в самом деле от тяжелого труда и скудного питания стал сдавать желудок). Получив паспорт, за десять минут собрался и покинул рабовладельческую фазенду. Только спустя несколько часов обнаружил – никто не ставил его на миграционный учет, не оформлял патента, разрешения на работу. Так Пулат стал нарушителем российского миграционного законодательства. Что делать? Ведь надо как-то добираться домой. Пошел на один из городских воронежских рынков. Нашел там сердобольных земляков. Устроили его нелегально грузчиком. Полтора месяца понадобилось для того, чтобы заработать на обратную дорогу. Счастливо избежал нападения воронежских скинхедов, изрядно поколотивших не успевших попрятаться земляков (слава Богу, никого не убили).
Наконец стал счастливым обладателем железнодорожного билета «Ташкент-Саратов» до родного Ургенча. Добирался до Саратова автобусом - так безопаснее. Точнее, думал, что безопаснее – прямо у выхода из автобуса на саратовском автовокзале попал под проверку сотрудниками ППС. Проверяющий сержант счастливо улыбнулся: – «Попал ты по полной программе». Пулат (сносно разговаривающий на русском языке, что большая редкость для трудовых мигрантов) рассказал милиционерам всю свою историю, показал свежий шрам на лице. Слезно просил дать возможность добраться домой. Показал заветную оставшуюся тысячную купюру – «на дорогу». Наконец, сержант смилостивился – отпустил. Но заветную тысячу изъял: «Все вы такие «бедные», заначку-то небось хорошо припрятал».
Приглашаем Пулата в наш офис, что расположен недалеко от вокзала. Покупаем вскладчину кое-какие продукты, чтобы продержался в дороге. Мы разработали специальную помощь для таких бедолаг. На нашем цветном фирменном бланке пишем о том, что готовы защищать права этого трудового мигранта в соответствии с российским и международным правом. Вклеиваем его фотографию и заверяем нашей печатью. Юридически это наше послание ничего не значит. Но психологически действует неплохо: многие правоохранители о нас наслышаны и не очень хотят связываться…
Теперь Пулат сидит в зале ожидания поближе к тому месту, где мы устанавливаем наш консультационный столик. Ждать ему поезда аж три дня…
Эта история – одна из многих, рассказанных нам в консультационном пункте на вокзале, в нашей приемной. Примерно каждый пятый трудовой мигрант становится безвинно нарушителем российского миграционного законодательства. Работодатели изымают у них паспорта, нещадно эксплуатируют. Потом, выжав все соки – отправляют в обратный путь – с просроченными миграционными картами. И весь длинный обратный путь из них продолжают выжимать нещадно деньги…
С другой стороны, понятно – раз трудовой мигрант нарушил – закон «О правовом положении иностранных граждан» предусматривающий наложение на нерадивого штрафа, то его неминуемо накажут. В случае повторного штрафа – возможно административное выдворение или депортация. Если это случится, то трудовой мигрант пять лет не имеет права въезда в Россию. Вот такой замкнутый круг жестокости, бесправия и полного забвения всех нравственных законов.
Как быть? Спрашивал об этом многих. Превалировало крайне жесткое, но очень точно характеризующее ситуацию высказывание «А это их проблемы», что отражает общественное мнение по этому вопросу. И думают так многие, очень многие…
Быть может, самое главное сегодня – хоть как-то изменить это мнение, хоть чуть-чуть пробудить способность общества увидеть и осознать всю значимость такого рода провалов нравственности, морали…

Александр Зуев



И ЕЩЕ О СУДЬБАХ МИГРАНТСКИХ


Четыре года работает наш консультативный пункт на железнодорожном вокзале. За это время мы опросили более 2,3 тысячи мигрантов, попавших на этот железнодорожный перекресток в не очень удачное для них время

Вот что рассказали нам Рустам Каримов, Саибджан Якубов и Данлаз Даньяров.
Приехали в Россию в начале июня. На саратовском вокзале их «завербовали» для работы в Москве. Вербовали две женщины, одна узбечка, вторая - русская. Обещали высокую зарплату – по 20 тысяч рублей в месяц. Согласились с радостью: все трое взяли в долг по 300 долларов под 25% в месяц. Деньги ушли на дорогу и на то, чтобы купить семьям по паре мешков муки, сахару, чаю. Этот набор продуктов – единственное, что могут позволить себе большинство семей в Узбекистане. Теперь каждый месяц, как выразился Саибджан, этот долг «рожает» по 75 долларов на каждого (огромные для Узбекистана деньги!). Так что настроены все трое были на самую тяжелую работу. Лишь бы вернуть непомерный долг и прокормить семьи.
.
Женщины купили билеты до Москвы. В дороге неплохо кормили. Даже покупали пиво. По прибытию в Москву всех посадили в микроавтобус с задернутыми шторками и запретили смотреть в окна. Привезли на огромный оптовый склад.
Работа и мигрантские судьбы оказались тяжкими.
Вставали в пять утра и приступали к выгрузке вагонов с разными товарами. Жили там же – на огромных складах. Паспорта отобрали сразу же. Запрещали выходить за ворота складов. Так что потом в своем рассказе не могли указать в какой части Москвы или Подмосковья они работали.
Однажды, когда на склады приехала милицейская проверка, всех троих закрыли в большой металлической емкости с едким химическим запахом. Когда проверка уехала их вытащили на воздух полуживыми. Рустам кашлял кровью…
Так прошло три месяца. Когда стали настойчиво просить зарплату, всех избили резиновыми дубинками охранники, одетые в серо-синий камуфляж. Били преимущественно по спине и ягодицам. Били долго и издевательски методично, но так, чтобы не покалечить «рабочий товар». Так их отучали от всяких попыток защитить свои права.
В октябре их отвезли до Казанского вокзала, вручили билеты на поезд и дали по три тысячи рублей. Хуже всего было то, что вернули им паспорта и просроченные миграционные карты, превратив их сразу в злостных административных правонарушителей. На Саратовском вокзале всех задержали и оформили документы в Кировский суд. Всех троих подвергли административному выдворению. Теперь в течение пяти лет они не имеют право въезда в Россию…

Григорий Шлепнев



КОМУ МЫ ПОМЕШАЛИ?


В последние годы мы много внимания уделяем защите прав и законных интересов трудовых мигрантов, поскольку потребность в использовании труда мигрантов ежегодно возрастает и эта проблематика из года в год становится все более актуальной. Особое место в общественной работе по этому направлению занимает ситуация вокруг трудовых мигрантов на транспорте. Значительные массы трудовых мигрантов прибывают поездами из Узбекистана, Таджикистана, Казахстана в Саратов. В прошлые годы в наш адрес приходило много жалоб от трудовых мигрантов о действиях преступных группировок, занимавшихся вымогательством и незаконными поборами в пути следования и на саратовском железнодорожном вокзале.
Помнится - наши публикации в Газете «Богатей» вызвали три года назад большой общественный резонанс. Ведь по сути почти все трудовые мигранту в пути подвергались жестокому прессингу и вымогательству. На транспорте и на железнодорожном вокзале орудовали хорошо организованные банды вымогателей (преимущественно молодых узбеков и таджиков, грабивших земляков), которых «крышевали» люди в погонах
Всех поразила тогда масштабность и циничность преступных посягательств. По нашим тревожным сигналам Южная транспортная прокуратура, Саратовская транспортная прокуратура, руководство УВД на транспорте совместно с нашей организацией и Уполномоченным по правам человека провели несколько совместных совещаний и осуществили ряд конструктивных мер, позволивших существенным образом улучшить ситуацию. На Саратовском железнодорожном вокзале стал функционировать консультативный пункт для мигрантов, работает телефон горячей линии, с личным составом транспортной полиции проводится неустанная работа. При этом руководство Приволжского линейного управление МВД России тесно сотрудничает с нами и проводит большую работу по искоренению недостатков.
Однако такое оздоровление обстановки не устраивает определенные силы, которые использовали в прошлые годы бесправие трудовых мигрантов в целях преступной наживы. Эти преступные группировки перешли к тактике дискредитации руководства транспортной полиции путем вброса информации о фактах коррупции в их рядах, причем - двухлетней давности. Их цель - свернуть те позитивные изменения, которые мы, в сотрудничестве с руководством транспортной полиции пытаемся закрепить.
Считаем необходимым обратиться к обществу и руководству транспортной прокуратуры с просьбой - принять во внимание, что вброс ложной информации через СМИ нацелен на дискредитацию руководства Приволжского линейного управления МВД РФ с целью остановить нашу совместную работу по наведению порядка на Саратовском железнодорожном вокзале и искоренению недостатков в работе транспортной полиции.

Руководитель консультативного пункта для мигрантов на Саратовском железнодорожном вокзале
Григорий Шлепнев