У ДЕРЕВНИ ЗАЙЦЕВО ПОГИБАЕТ ВЗВОД…

16:02 6 июня 2020
Летописцы-Победители. Имена и судьбы.
5
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
У ДЕРЕВНИ ЗАЙЦЕВО
ПОГИБАЕТ ВЗВОД…

Новоселов Николай Сергеевич
(1903-1941)


У ДЕРЕВНИ ЗАЙЦЕВО ПОГИБАЕТ ВЗВОД…

…Мы помним, конечно, что в известной песне звучит название другой деревни. Однако сколько их, обожженных войной деревень, о которых не сложено песен, а имена их защитников забыты или полузабыты. «Вечная им память» - бессчетное множество раз произнесены, написаны, высечены в камне эти святые слова о святом. И все-таки наша память бывает на удивление короткой. Забывчивой настолько, что всплывающие время от времени эпизоды из прошлого, события, над которыми не успело сомкнуться забвение, напоминают нам о столь ярких героях Великой Отечественной, что впору говорить о сенсационных открытиях.
Николай Сергеевич Новоселов. До недавнего времени большинству жителей Саратова ничего не говорили это имя и фамилия. Отыскать «след» фронтовика помогла редакционная коллегия областной Книги Памяти. В ее первом томе, изданном в 1994 году, на странице 591 есть предельно краткая, как и все другие, запись: «Новоселов Николай Сергеевич, род. 1903, г. Волоколамск. Призван в Сов. Арм. г. Саратов. Ком. взвода, 1140-й сп, 340-я сд. Погиб в бою 19 дек. 1941. Похоронен д. Зайцево Тульск. обл.»
Том вышел, но за последующие десятилетия попытка более или менее полно «расшифровать» эту запись в печати была предпринята на Саратовщине, по наблюдениям редколлегии Книги, только один раз. В публикации Л. Я. Паклиной, напечатанной в выпуске 4, год 2006, «Трудов Педагогического института СГУ им. Н. Г. Чернышевского», рассказывалось о потрясающих, без преувеличения, фактах довоенной и фронтовой биографии Н. С. Новоселова. Публикация стала возможной благодаря письму, написанному по просьбе доцентов бывшего пединститута Л. Я. Паклиной и Н. М. Пьяновой вдовой Николая Сергеевича М. А. Яхонтовой, доктором филологических наук, тогда профессором ИМЛИ, с ее воспоминаниями о муже.
Надо низко поклониться этим женщинам, а также Т. Д. Беловой, доктору филологических наук, профессору кафедры литературы и методики ее преподавания ИФиЖ СГУ - педагогам и ученым, за то, что не дали оборваться в нашем регионе тонкой цепочке свидетельств о жизни и подвиге героя войны, которым должна гордиться Саратовская область. Хотя упомянутый материал появился в специальном, «корпоративном» издании, предназначенном для достаточно узкого круга читателей, он заслуживал пристального интереса местных СМИ, любознательности краеведов, внимания властей, широкой общественности. Но, видимо, не заметили. Или не придали значения? О втором предположении не хочется даже думать, ибо его соответствие действительности будет означать омертвение нерва Памяти, чувства благодарности предкам, не допустившим непоправимое.
Немногого мы будем стоить, если позволим себе, своим детям, внукам и правнукам забыть о смертельной схватке с врагом, произошедшей 19 декабря 1941 года в 12 километрах от Тулы, на стратегически важном Одоевском шоссе у села Зайцево. Танки Гудериана рвались к Москве. Путь им преградили 26 бойцов стрелкового взвода под командованием лейтенанта Николая Новоселова. Все они видели, каково превосходство сил противника, каждый понимал, что их ждет. Но даже истекая кровью, ни один не оставил поле боя. Вот что напишет впоследствии его участник, оставшийся в живых заместитель командира взвода Н. М. Королев: «В тот день нам пришлось отбить четыре танковых атаки. К началу четвертой во взводе осталось девять человек, а из противотанковых средств – всего четыре бутылки с горючей жидкостью и восемь гранат. Мы подожгли в этой атаке четыре немецких танка. Под пятый со связкой гранат в руке бросился лейтенант Новоселов. Выжили только двое. Враг был остановлен».
Но ведь это повторение хорошо известного из истории Великой Отечественной войны подвига 28 бойцов дивизии генерала Панфилова! – скажет читатель. Что ж, сходство действительно поразительное даже в деталях. Как и панфиловцы, стрелки лейтенанта Новоселова дали бой, по сути, на подступах к Москве. В том и другом героических эпизодах ее защитников было почти равное количество, никто из них не отступил до конца, а примером для товарищей были командиры – комиссар Клочков и комвзвода Новоселов.
Тем не менее, говорить в данном контексте о «повторении», быть может, не совсем корректно. Потому что подвиг, тем более совершенный с такой степенью самоотречения, всегда неповторим и феноменален. Феномен совершенного Н. С. Новоселовым заключатся, думается, в том, что он до ухода на фронт добровольцем был абсолютно далек от мысли стать военным, отличался сугубо мирными наклонностями, устремлениями, характером, не говоря уже об избранных профессиях – учителя, литератора, исследователя русской и зарубежной словесности. Но как же «перевернула» внутренний мир этого человека надвинувшаяся на Родину опасность!
Когда сравниваешь воспоминания о Новоселове Н. М. Королева и М. А. Яхонтовой, отмечаешь вначале их некоторую противоречивость. Сослуживец характеризует Николая Сергеевича не только как «человека большой души, внимательного к подчиненным», но и как «волевого командира, умелого организатора». Марина Александровна рисует образ «типично мирного, созданного для спокойного труда человека». Но дальше узнаем из ее письма: «От природы мягкий человек с застенчивой улыбкой и негромким голосом совершенно преображался, когда читал в газетах о фашистских злодеяниях, о том, как задушена была Испания, захвачена Чехословакия. Все мы негодовали по этому поводу, но не помню человека, у которого это негодование проявлялось так бурно и страстно, как у него. Поэтому я не была удивлена, когда он, после нападения Германии на СССР, стал рваться на фронт… Иначе не могло и быть!»
Логично предположить, что этим «преображением» Н. С. Новоселов был во многом обязан и своей чрезвычайно насыщенной, полной творческих поисков судьбе в довоенный период. Успел «надышаться, напитаться воздухом Отечества», потрудившись в разных уголках страны. Кем еще мог он стать, если не педагогом, когда народными учителями были оба его деда, отец, ими стали и обе сестры? Учительствовал в Нижнем Тагиле, преподавал детям русский язык и литературу в сельских школах этого северного края. В 1928 году уехал в Архангельск, где губернский отдел народного образования направил его в Чекуевскую школу крестьянской молодежи. Преподавательская деятельность Новоселова связана с Московским, Кабардино-Балкарским, Курским, Фрунзенским, Саратовским педагогическими институтами.
Одновременно Николай Сергеевич рос как журналист и писатель. Интерес к литературному поприщу проснулся в нем еще в период учебы на педагогическом отделении Волоколамского техникума. В 1922 году поступил в Московский литературный институт им. В. Брюсова. После его окончания отслужил в армии, демобилизовался и занялся любимым делом: вел рабкоровские и литературные кружки в рабочих клубах Москвы, много писал, публиковал свои рассказы, очерки, стихотворения, рецензии. Сотрудничал с газетами «Комсомольская правда» и «Московский ленинец», журналами «Смена», «Красноармеец», «Экран», «Октябрь». Даже когда был занят напряженной научной работой в аспирантуре при кафедре Московского пединститута, куда был принят в 1934 году, успевал писать рецензии для журнала «Литературный критик».
Коснемся чуть подробнее лишь одного фрагмента биографии Н. С. Новоселова, который дает представление о масштабе личности этого человека. В 1928 году Николай отправляет с далекого севера России письмо в Италию… - А. М. Горькому. Классик русской литературы не просто ответил молодому учителю Чекуевской школы крестьянской молодежи. Между ними завязывается переписка, длившаяся около 3 лет. Письма Алексея Максимовича начинающему писателю, как свидетельствует М. А. Яхонтова, несли в себе глубокую убежденность большого писателя в исключительной важности и трудности задач, стоящих перед литературной критикой как перед толкователем художественных произведений, призванным воспитывать читателя на высоких образцах литературы. «Вам надо осознать и ввести в плоть и кровь свою простейшую идею, неоспоримую в истинности: все создано и создается трудом. Таланты и гении – это просто люди, которые умели трудиться с великой любовью к процессу труда, к цели труда и к людям», - наставлял Николая Горький из Сорренто.
Вот еще очень интересный, в чем-то даже символический факт. В известной книге Л. Т. Космодемьянской «Повесть о Зое и Шуре» есть глава под названием «Вера Сергеевна». В ней рассказывается об учительнице Зои и Шуры Космодемьянских, ставших Героями Советского Союза. И речь в главе идет не о ком ином, как о В. С. Новоселовой, заслуженном учителе РСФСР, родной сестре Николая Сергеевича, имевшей на детей Л. Т. Космодемьянской большое нравственное влияние.
Возникает, однако, по вполне объяснимой ассоциации вопрос: почему не был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза, пусть и посмертно, лейтенант Новоселов, хотя бесспорно того заслужил? Причина - драматическое начало войны? Или потому, что о нем не было написано книги? Да что, впрочем, книга или возможное упущение командования! Лишь десятилетия спустя государство вспомнило о Новоселове и его полёгшем взводе, который внес свою лепту в исход Тульской оборонительной операции, помешал немцам взять в кольцо с юга столицу Родины. «Спохватились» в рамках празднования очередной годовщины этой героической операции: в декабре 1968 года лейтенант Новоселов Н. С. был награжден Орденом Великой Отечественной войны I степени посмертно.
Но поговорим лучше о твоем долге перед героем, дорогой Саратов. О твоем умении помнить и чтить. Родом Николай Сергеевич из Волоколамска, только и саратовцы имеют полное моральное право считать его своим земляком. Саратовский педагогический институт – последнее место работы доцента Новоселова. Здесь он защитил кандидатскую диссертацию. Здесь был счастлив с женой Мариной Александровной, работавшей на филфаке с 1938 по 1946 год. Начал готовиться к защите докторской диссертации… Отсюда, по заявлению с просьбой отправить его на фронт, был призван Фрунзенским райвоенкоматом в действующую армию.
Похоронен Николай Сергеевич в тульской деревне Зайцево, в братской могиле. Сельчане заботливо ухаживают за ней. Есть у них улица имени Новоселова. В уголке Боевой Славы Зайцевской средней школы хранится газетная статья местного автора об умелой организации лейтенантом оборонительного рубежа и его мужественном руководстве боем, которая заключена словами: «Мы не знаем ученого-филолога Новоселова, но мы помним отважного командира Николая Сергеевича Новоселова…».
Они помнят. А мы? На углу улиц Радищева и Московской есть, к примеру, мемориальная доска, посвященная героям-панфиловцам. И слава Богу, что есть, но не увидишь ничего подобного (о памятнике и говорить не приходится) в честь Н. С. Новоселова. Не услышишь его имени на официальных мероприятиях по случаю победных дат, на «уроках мужества», которые проводятся со школьниками в рамках их патриотического воспитания. А между тем место ему – в одном ряду с именами Зои и Александра Космодемьянских, Александра Матросова, других наших национальных героев Великой Отечественной.
Но, кажется, в застывшей завесе этой досадной несправедливости наметились некоторые просветы. В декабре 2012 года профессор ИФиЖ СГУ Тамара Дмитриевна Белова принесла в редколлегию областной Книги Памяти развернутый текст о жизни и подвиге Н. С. Новоселова, подготовленный по воспоминаниям людей, знавших его, и сохраненным филологами университета материалам. Принесла с тем, чтобы эти записки были опубликованы в одном из последующих томов Книги Памяти. Редколлегия направила письмо в Центральный архив Министерства обороны РФ с просьбой сообщить, когда конкретно и кому была вручена посмертная награда Н. С. Новоселова – Орден Отечественной войны I степени.
Ответа пока нет. Но лед, будем надеяться, тронулся. Саратов должен лучше знать своих героев.
Сергей Борисов.


(Из сборника очерков «Поцелованные богом»,
Саратов 2015 г.)


Об авторе

БОРИСОВ Сергей Петрович, журналист.

Родился в 1947 г. в с. 1-я Садовка Петровского района Саратовской области. Окончил юридический институт, Высшую партийную школу по специализации «Журналистика».
12 лет проработал в Петровской районной газете: корреспондентом, завотделом, ответсекретарем, замредактора. С 1982 г. – главный редактор Ртищевской газеты, с 1986 г. - завотделом Саратовской областной газеты «Коммунист».
В 1991-2005 гг. возглавлял пресс-службу областного отделения Российской транспортной инспекции, отдел СМИ регионального Министерства информации и печати, информационно-аналитический отдел аппарата губернатора Саратовской области.
После дефолта 1998 г. разработал «Модель выживания и развития муниципальных газет в сложных рыночных условиях». Её реализация позволила губернии сохранить все газеты, улучшить финансовые показатели районных изданий. За осуществление этого проекта награждён Почётным знаком губернатора «За любовь к родной земле», грамотой мининформпечати РФ.
Награждён Почётной грамотой Министерства транспорта РФ, правительственными медалями за активное освещение в СМИ подготовки и проведения Всероссийских переписей – населения и сельскохозяйственной. Неоднократный лауреат творческих конкурсов «Золотое перо».
Член Союза журналистов России.