Союз журналистов России
Саратовское отделение

Сакко и Ванцетти 41, Тел.: 69-54-43, E-mail: zlatln@mail.ru
 
Популярные новости:
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Партнеры:
RUJ.ru - союз журналистов России
Journalist-virt.ru - журнал "Журналист"
JourMedia.ru - журнал "Журналистика и медиарынок"
Neodin64.ru - "Ты не один"
YoJo.ru - информационный портал для молодых журналистов
SchoolYJSaratov.ru - школа юного журналиста
Конкурсы:
18-января-2018 — прочитано 803 раз
3 мая в Международный день свободы печати в Центральном Доме журналиста будут подведены итоги российского мультимедийного проекта “Я живу в России”, о старте которого было объявлено на XXI фестивале Подробнее...
Все конкурсы!

МОСКВА-СИМФЕРОПОЛЬ: СЛЕПОЙ ПОЕЗД

Актуально » Новости — 17-марта-2014 — прочитано 2193 раз
Наш поезд Москва-Севастополь номер семнадцать выехал из г. Москвы с Курского вокзала буднично и аполитично. По крайней мере, так хотелось бы думать. Ведь поезда - лишь средство передвижения в нашем вечно спешащем мире, в котором особенно важно успеть, не опоздать, перегнать, ускорить. Позже, во время поездки, выяснилось, что в пору кризисов поезда могут становиться частью большой политической игры.
Наш вагон, выкрашенный в «жёвто-блокидный» цвет, заполнен менее чем наполовину, причем часть пассажиров едет до российской границы, до Белгорода. Спрашиваю проводниц:
-Неужели поезд часто ходит полупустым? Те машут руками и сообщают:
-У нас в Крыму такое творится, что мало кто решается ездить.
Поразмышляв, что же «такое» становится однозначным фактором страха, представляюсь проводницам и рассказываю о своей журналистской миссии – увидеть собственными глазами крымский референдум и передать это своё видение саратовским читателям. Проводницы, женщины средних лет, делают большие глаза, а одна из них, Юлия, говорит:
-Ради Бога, не говорите, что вы журналист украинским погранцам, они вас в момент заарестуют. Потом в два голоса рассказывают о бесчинствах на границе, об агрессивности украинской СБУ, притеснениях русскоязычных и завершают посылом: «Скорей бы уж!», имеют в виду, конечно же, референдум. Наконец, милые проводницы сочувственно сочиняют мне легенду о том, что я еду в Крым к друзьям на юбилей и завершают полушепотом, осматриваясь по сторонам:
-Никто и знать не должен, что вы журналист.
Переход на конспиративный режим, конечно же, огорчителен, но решаю потерпеть, тем более, что моя легенда все же близка к действительности. Двадцать лет назад мы с ташкентскими друзьями и коллегами по работе разделились, большая часть уехала в Российский Саратов, некоторые – в Крым. С уехавшими в Крым друзьями, крымскими татарами и армянами по национальности, мы поддерживали связь, радовались хорошим новостям, скорбили об ушедших из нашего мира, приглашали друг друга в гости. Так что теперь проявлялась хорошая возможность встретиться, вспомнить ностальгически о добром и наивном советском прошлом, в котором не было разделений по границам и национальностям.

В Белгороде нас ожидала короткая остановка и небрежный визит российских пограничников. В вагон вошли двое мужчин в форме. Один из них улыбнулся и поздоровался. Второй зевнул и попросил паспорт. Взглянул небрежно на вторую страницу и сразу же вернул. Никто ни о чем не спрашивал и ничего не досматривал. Зато проводницы заспешили, засуетились и стали спешно опускать оконные шторы, фиксировать нижние планки. Плотные, очень прочные шторы сразу ограничили жизненное пространство вагона. Предупредили:
-Шторы на Украине не поднимать. Там западэнцы могут камень кинуть, такие случаи были. Так хоть осколки стекла никого не поранят.
Вагон сразу ослеп, превратился в закрытое защищенное пространство на вражеской территории. Когда я высказал такую мысль старшей из проводниц, Юлии, она грустно улыбнулась в ответ:
- Вы все шутите. А мы в последнее время только и видим, как нас, русских жмут и выживают. Сами скоро увидите.

К зоне украинского пограничного досмотра на станции «Казачья Лопань» наш вагон прибыл с восемью пассажирами на борту. Проводницы попросили всех сидеть на местах и «не говорить лишнее».
Скоро и в самом деле вагон заполонило воинство в камуфляже с подозрительными взглядами исподлобья. Проверяющие, громко топая подкованными ботинками, быстро заполнили вагон. Их было явно больше, чем нас, пассажиров. Вошедший в купе молодой пограничник долго и внимательно рассматривал мой паспорт, заполненную миграционную карту, потом строго спросил:
-Знаете, что на Украине происходит?
Я ответил, что знаю и пытаюсь понять. И что, на мой взгляд, кто-то извне пытается разрушить наш мир братства. Пограничник ответил взглядом, наполненным растерянностью и неуверенностью. А сзади него проводница Юля уже делала мне страшные предупреждающие глаза. Пришлось остановить мою тираду. И во-время. За плечами пограничника показались колючие глаза человека в штатском. Он бросил пограничнику:
-Оформляй.
По коридору повели молодого щуплого паренька с худыми острыми плечами лет двадцати от роду. Сзади его конвоировали двое крепких ребят в камуфляже с надвинутыми на лоб черными беретами. Бравый пограничник доложил по рации:
-Снимаем одного гражданина России. Подозрительных предметов не имеет, но не разъяснил четко, почему следует в Крым.
По коридору прогрохотали тяжелые армейские ботинки – еще одного бедолагу выводят. Подумалось:
- Всю Украину пытаются заполнить страхом, ввести вопящий Майдан в души. А проверки «на верность Украине» сделать главным критерием человека. И не важно, что нацизм явно трансформируется в национальную стратегию Украины. Так что нынешние полуфашистские правители поставили задачу – изгнать русский дух. Что за дурость вводить такой настрой и запрещать въезд человеку просто за то, что он что-то не сказал о цели своей поездки?
Опять прогрохотали черные ботинки, и в купе вбежала маленькая лохматая серая собачка с черными пятнами на висячих ушах. Похоже, это была собачья проверка на наркотики и взрывчатку. Песик уверенными шажками прошёлся по полу и задрал мордашку. На меня глянули собачьи глаза, как и у хозяина, наполненные растерянностью и неуверенностью. Может, показалось?
Наконец, пограничник ставит на миграционную карту оранжевый штемпель. Опять грохот армейских ботинок - проверяющие покидают вагон. И поезд, нехотя, рывками, с каким-то недовольным скрежетом, начинает двигаться.

В дверь просачивается Юрий Иванович, чернобылец, следующий лечиться в санаторий, расположенный недалеко от Симферополя. Его после долгого допроса в Украину все же пустили. Прикладывает палец к губам и шепотом сообщает, что в пятом купе остались двое СБУшников – сидят и слушают, о чем мы говорим.

Вот так мы и следуем через всю Украину с зашторенными окнами в полупустом вагоне, ожидая очередного набега проверяющих. Что и случается в Мелитополе. Там опять в вагон входят люди в форме и в штатском, внимательно оглядывают немногочисленных пассажиров. Опять колючие взгляды крепко сбитых мужчин в форме и в штатском. Но Бог милует, в этот раз из вагона никого не выводят.
Наконец под чуть приподнятой шторой удается разглядеть полоску воды.
О том, что мы подъезжаем к Крыму, говорит появившийся слева палаточный лагерь на берегу Сиваша. У палаток на шестах сушится рыба. Юрий Иванович сообщает:
-Вон рыбаки обосновались. Смотри, сколько рыбы насушили.
Через секунду его слова опровергают два БТРа с «жевто-блокитными» флагами. Длинные стволы крупнокалиберных пулеметов направлены на Крым. Большая часть украинских десантников сидят с удочками на Сиваше.
Скоро появились посты самообороны, мелькнули красноверхие папахи казаков. В кустах мельтешат фигуры в сером пятнистом камуфляже – это уже крымский Беркут. Всех самооборонцев раза в два меньше, чем собрано на противной стороне. Похоже, обе стороны скоро начнут оборудовать в этом месте настоящую границу.
Улыбающиеся проводницы обходят весь вагон и поднимают шторы. Солнечные лучи в мгновение заполняют тесное вагонное пространство. Кажется, что поезд ускорил свой ход и побежал веселее. Вглядываюсь в график движения поезда. Менее чем через два часа Симферополь, а до Севастополя, то есть через весь Крымский полуостров, поезд пробегает всего за три с половиной часа. Вспоминаю, что весь крымский полуостров в три раза меньше нашей Саратовской области. Об этом же вспомнил и Юрий Иванович и сразу бросил:
-Ну что за идиоты там, на Западе! Неужели непонятно, что не за территории боремся, а за русского человека, за его душу, в которую эти гады наплевали?

Симферопольский вокзал встречает нас развевающимися российскими флагами и атмосферой радостного возбуждения. Нас никто не досматривает. На перроне много людей, все улыбаются и приветливо здороваются. У подземного перехода группа мужчин с георгиевскими ленточками. Один из них подхватывает мой чемодан и сразу поясняет:
-Я бесплатно. Просто мы очень радуемся российским поездам и людям из России.
Меня тоже охватило праздничное настроение и все же непроизвольно задаю вопрос:
-Что же вы людей не досматриваете, мало ли чего могут привести? Может кто-то из Правого сектора пожалует?
Мужчина отвечает:
-А знаете, надоело бояться и не доверять. Вот увидите - мы управимся и без проверок.

Александр Зуев, главный редактор журнала «Народы Саратовской области»

Симферополь, 15 марта 2014 года