Союз журналистов России
Саратовское отделение

Сакко и Ванцетти 41, Тел.: 69-54-43, E-mail: zlatln@mail.ru
 
Популярные новости:
«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Партнеры:
RUJ.ru - союз журналистов России
Journalist-virt.ru - журнал "Журналист"
JourMedia.ru - журнал "Журналистика и медиарынок"
Neodin64.ru - "Ты не один"
YoJo.ru - информационный портал для молодых журналистов
SchoolYJSaratov.ru - школа юного журналиста

Архив: Летописцы истории страны
Конкурсы:
22-июня-2020 — прочитано 183 раз
По итогам апрельского заседания Экспертного совета по предоставлению грантов на размещение социально значимой информации в средствах массовой информации Саратовской области в 2020 году 2 информационных Подробнее...
Все конкурсы!

Я расскажу вам об отце...

Новости, Летописцы-Победители. Имена и судьбы. — 19-февраля-2020 — прочитано 200 раз
Я расскажу вам об отце...
Петр Иванович Приходько
(12.07.1922 – 10.07.1992)


Я расскажу вам об отце...


















Писать или рассказывать о родном человеке сложно. Переполняют теплые чувства, захлестывают воспоминания, а повествование требует последовательности, логичности, краткости. Я слышала рассказы о войне из первых уст, видела шрамы от ран, держала в руках награды, я ходила 9 Мая с отцом на торжества, была свидетелем трогательных встреч и бесед с однополчанами. Но сегодня участников войны остается все меньше и меньше. Поэтому я считаю своим долгом рассказать последующим поколениям о тех, кто вёл борьбу с фашистами, кто воевал на полях сражений, кто подарил нам Великую Победу. Забывать об этом нельзя, дабы не свершилось страшное: не исказились и приуменьшились достижения советского народа в победе над фашизмом, не переписалась история и заслуги наших предков...
Моего отца Петра Ивановича Приходько уже давно нет с нами, он умер в июле 1992 года. Но в моей жизни он присутствует всегда. К нему я мысленно обращаюсь за советом по житейским вопросам и свои поступки соизмеряю с его оценкой. Спрашиваю себя: а что бы сказал папа, как бы поступил он? И это всегда помогает найти правильное решение. Вот и сейчас я думаю, с чего начал бы он рассказ о себе. С детства? Но о своем детстве он не любил вспоминать. Родители жили дюже бедно, хотя и перебралась в поисках лучшей доли из Казахстана в Уссурийский край. Красоты Дальнего Востока восхищали, но достатка семье, в которой росло шестеро мальчишек, не принесли. Здесь случилось страшное: с интервалом в три месяца погибают мать и отец. На семейном совете было решено: старшие отвечают за младших. И один из братьев, который в то время уже преподавал в одной из школ Перелюбского района, забирает моего отца в свою семью. Так, Пётр Приходько оказался в степном Перелюбе, который стал ему родным до последних дней жизни. Здесь в 1941 году он закончил 10 классов. Скорее всего, именно с этой даты он и начал бы рассказ о себе. С дня начала войны..
Я с нежностью храню папку с воспоминаниями отца, и поэтому пусть он сам расскажет читателям о первых днях войны:

"...Только что отгремел выпускной бал. Перед каждым из нас открывались широкие дороги. Мы мечтали быть учителями, врачами, медиками. Но грянувшая война расстроила наши планы. На юношеские плечи легли серые солдатские шинели. Почти все мальчишки нашего класса стали курсантами военных училищ. Я попал в Вольское училище химзащиты. А учеба там, да еще в военное время, дело предельно тяжелое. Двухлетний курс за семь месяцев - только сказать легко. Занимались мы тогда по 12-14 часов. Учились стрелять, владеть штыком, метать гранаты, окапываться, умению управлять боем. Нас, будущих командиров, готовили для фронта основательно. Довольно часто после отбоя поднимали по тревоге и с полной боевой выкладкой в 32 килограмма мы совершали ночные марш-броски по 40, а порой и по 60 километров. Усталые, запыленные возвращались в казармы, быстро приводили себя в порядок, завтракали и опять звучала команда: " Внимание, выходи строиться на тактические занятия!". Правда, за всё это время раза два или три мы в воскресенье ходили купаться на Волгу, до которой было 18 километров. Туда строем - то шагом, то бегом, то развернувшись цепью, то по-пластунски, мы добирались до Волги вконец измученные. Наши гимнастёрки до того оказывались просоленными от обильного пота, что при стирке не пропускали воду и плавали как бурдюки. Час на отдых и опять: "Танки слева!", "Воздух!", В цепь!", "Газы!", "По-пластунски вперед!" и так весь обратный путь. Это у нас называлось воскресным отдыхом.
На фронт я, новоиспеченный лейтенант, ехал начальником эшелона. Выгрузились мы ночью на одной из прифронтовых станций, невдалеке от Сухиничей. Ранним утром двинулись на передовую по двух метровому снегу, а у нас повозки на колесах. Взошло солнце. Впереди, насколько хватало глаз, шли колонны. И тут появилась вражеская авиация. Получилось так, что бомбила она колонну то спереди, то сзади нас. Но когда вошли в одну небольшую деревушку и расположились там, досталось и нам. Мы с комиссаром перекусили, он стал бриться, а я пошел проверить повозки. Вышел на середину села и услышал вой пикировщиков. Немецкие летчики имели обыкновение включать сирену, которая на необстрелянного человека нагоняла страх. Это я позже понял, а в первый тот день пребывания на фронте я подумал, что на меня пикирует не меньше десятка самолетов. Я упал в снег и сделал это довольно своевременно, потому что сразу последовал взрыв, меня ударной волной перевернуло на спину, сверху посыпались комья мерзлой земли, какие-то поленья. Я вскочил в поисках укрытия. А на площади посредине стояла лишь одинокая верба. За ее стволом уже приткнулся старшина роты и несколько солдат. В два прыжка я оказался рядом с ними. А вражеский самолет, развернувшись, заходил на новый круг. На этот раз решил обработать нас из пулеметов. Длинная очередь пришлась по макушке дерева. Вниз полетели ветки, щепки, кора. Потом фашист решил посмотреть на свою работу. Он на бреющем прошел над площадью и спустился так низко, что я до сих пор помню лицо этого летчика. Лица близких фронтовых друзей ушли в прошлое, а этого изверга я, кажется, узнал бы и сейчас..."

Так начались фронтовые будни для восемнадцатилетнего мальчишки. Ужасаешься тому, какие тяготы пришлось вынести юнцам, и бесконечно восхищает их выносливость, чувство патриотизма, желание победить. Если вам доводилось держать в руках и читать письма этих мальчишек домой, вы поймете меня.
В нашем доме хранится не один десяток писем, которые отец писал свой любимой девушке, и читать их равнодушно невозможно. В них нет горячих признаний, слащавых слов о любви, открытых чувственных фраз, в них только твердая вера в победу, желание дожить до неё, мечты о будущем. Держу в руках жёлтый листок, которому почти 80 лет. Это свидетель того страшного времени, это частичка жизни моего отца...
"Люба, здравствуй! Привет из июля 1942 года...Я на горячем фронте уже три месяца. Начал командовать ротой - восемнадцатилетними юношами, хотя я от них совсем не отличаюсь (мне ведь всего идет девятнадцатый год). Но сердце моё и сознание советского командира закалились как сталь. И вот сейчас, сидя в землянке за наспех сколоченным столом, я всё же хочу еще раз тебя уверить, что моя душа полна ненависти к этой звероподобной гадине, гитлеровской грабармии, армии грабителей, аферистов жуликов и мародеров. Я до последней капли буду драться за свою Родину, за нашу любовь. В связи с заключением договора между нами и Великобританией, у нас, воинов свободы, сила энергия и ненависть к озверелому фашизму удвоилась. Задача, поставленная нашим тов. Сталиным - разгромить фашистов в 1942 году - будет выполнена. И будет выполнена только потому, что так приказал наш нарком.
Любаша! Я скоро начну ругаться трёхэтажными молитвами, если ты будешь писать такие фразы, как "неужели не встретимся?" или "неужели судьба не увидеться больше?". Эти слезливые слова царапают душу хуже колючей проволоки. Запомни одно, что побеждает тот, кто не боится смерти. И когда ты добьешься настоящей смелости, вот тогда из тебя выйдет доброкачественный командир и настоящий воин."

Я расскажу вам об отце...






















Читая подобное, диву даешься, что такое мог писать вчерашний школьник. Какой патриотизм! Какая сила духа и настоящая, непоказушная любовь к Родине. Невольно приходишь к мысли: потому и победили, что так истово любили.
Повторюсь, что война для отца началась в марте 1942 года на Калужской земле. Потом было Смоленское направление, Орша, Борисов, Минск, Шауляй, Восточная Пруссия. Он участвовал в операции "Багратион", в разгроме Кенигсбергской группировки немецких войск, в боях на Земладском полуострове. С осени 1945 по январь 1949 года служил в войсках Забайкальского военного округа.
В декабре 1941 в петлицах отца уже красовались два кубика - он стал лейтенантом, командиром отдельной роты 58-й стрелковой дивизии, которая формировалась в городе Мелекессе (ныне Димитровграде). В двадцать с небольшим лет был майором, а в двадцать пять - подполковником. За время войны ему удалось воевать в пехоте, штурмовой панцирной бригаде (да были тогда и такие войска - солдат в бою носил металлический панцирь на груди), служил в танковой бригаде, а войну закончил начальником штаба отдельного моторизованного противотанкового огнемётного батальона. Награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны 2-й степени, медалями "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. ", "За взятие Кенигсберга". Был дважды ранен.
У каждого из фронтовиков есть своя "Малая земля". Для отца ею стала Зайцева гора, расположенная на стыке Калужской и Смоленской областей. И вновь строки из воспоминаний:
"...Конная группа генерала Белова в ночь под новый 1943 год освободила Калугу и устремилась в образовавшийся прорыв. Она быстро достигла Варшавского шоссе, пересекла его и с юга стала обходить Вязьму. Пехота, следовавшая на флангах кавалерии, отстала, а когда подошла к шоссе, немцы оказались раньше. И для ушедших вперед беловцев ловушка захлопнулась. В том месте находилось несколько высот, и по ним проходило шоссе. Все это захватили фрицы. Советским войскам никак не удавалось отбить этот стратегический объект. В то время наступающие части испытывали недостаток боеприпасов, фуража, провизии. А тут наступили теплые дни. Снег с высот сошел быстро, и наши наступающие части оказались в раскисших болотах. Кроме того, враг "утюжил" нас авиацией круглые сутки. Немцы для взлетов использовали шоссейную дорогу, а наши аэродромы раскисли совершенно. Бои за эти высоты продолжались несколько месяцев. И вот одну из господствующих высот - Зайцеву гору под номеров 268,9 решено было взорвать. Солдаты прорыли 800-метровый подкоп, заложили вагон взрывчатки и 4 октября 1942 года этот заряд был подорван. От взрыва осталась воронка 90 метров в диаметре и 25 глубиной..."
В память о тех боях, бывший начальник штаба инженерных войск, руководивший операцией под Зайцевой горой, генерал-майор Максимцев прислал отцу свою книгу с дарственной надписью. Из неё я узнала, что под этими высотами остались лежать более 100 тысяч советских воинов... Кстати, существует музей "Зайцева гора", который появился в 1972 году. В нем хранятся полевая сумка Петра Ивановича, боевая характеристика, написанная под Зайцевой горой в 1942 году и некоторые другие документы.
Сделаю небольшое лирическое отступление. С девушкой, которой отец писал письма, он познакомился еще в школе. Дружбу прервала война, но за четыре года переписки она превратилась в любовь. И в августе 1945 года молодые встретились, сыграли свадьбу, и Люба Дорошенко сменила фамилию на Приходько. Вместе они преодолевали послевоенные трудности, вырастили сына и двоих дочерей, научили так же, как и они, честно трудиться, уважать людей, быть чуткими, добрыми, безотказными.
Первым мирным местом работы Петра Ивановича стала должность заместителя директора Перелюбской МТС по политчасти. Затем райком партии направляет его редактором районной газеты "Колхозник" (так тогда назывался "Целинник"). Но, каким бы добросовестным в работе он ни был, специального образования явно не хватало. И через год он поступает опять же по направлению райкома партии, в Саратовскую высшую партийную школу. В 1956 году он был назначен парторгом в только что образовавшийся целинный совхоз "Перелюбский". Через несколько лет отец все-таки возвращается в редакцию. И посвящает себя журналистике, становится настоящим мастером слова. Кстати, в те годы он был единственным сотрудником, который умел фотографировать. А это очень ценилось.
Позже по состоянию здоровья он был вынужден искать более спокойную работу. И нашел - учителем военной подготовки в Перелюбской школе. Но в половину силы отец работать не умел. Уроки бывшего фронтовика полюбили - не только мальчишки, но и девушки с удовольствием изучали автомат Калашникова, ходили на стрельбы, оказывали первую медицинскую помощь "раненым". За несколько лет уроки военного дела стали визитной карточкой школы. На областных юнармейских слетах, соревнованиях именно ребята из Перелюба всегда занимали почетные места. За одну из таких побед в 1975 году отряд юнармейцев был награжден поездкой в Крым на море аж на 24 дня! Не одному десятку мальчишек Петр Иванович помог поступить в различные военные училища.

Говоря о работе отца в школе, не могу не коснуться темы музея. Идея его создания жила в отце не один десяток лет. Он активно переписывался с однополчанами, с музеями на тех территориях, где он воевал, делал запросы в архивы. Ему присылали и приносили фотографии военных лет, награды умерших фронтовиков, гильзы, каски советских и немецких солдат, найденные на местах сражений. Односельчане верили: раз за дело взялся Петр Иванович, то музей обязательно будет. Но вот власть имущие почему-то не считали это необходимостью, не торопились выделять помещение под это благое дело. Поэтому все будущие экспонаты складировались у нас дома. Отец для этих целей соорудил специальные полки. А потом решил сделать в школе в коридоре около кабинета военного дела маленький музейный уголок. Во многом благодаря активности школьников, мини-музей разрастался на глазах и стал мега популярным среди подрастающего поколения. И наконец-то через несколько лет здание под музей было выделено. Счастью не было конца. Отец буквально жил там. Здоровье уже все чаще давало сбои, и он торопился оставить после себя потомкам всё, что смог собрать, описать, обработать. Успел. Перелюбский музей трудовой и боевой славы, в котором более двух тысяч экспонатов, работает и по сей день.
А еще отец мечтал построить дом и вырастить сад. Собственными руками возвел дом, а сад стал настоящим чудом в засушливом степном районе. Не только 17 яблонь радовали всю улицу своими урожаями. Вишни, сливы, черной смородины, клубники и малины хватало на всех родных и знакомых. Первым в селе он рискнул посадить экзотический в нашей местности в то время виноград. И это получилось! Гордился, что областным товариществом садоводов был признан одним из лучших.
Я счастлива, что у меня был такой отец. Он сумел воспитать нас исключительно на своем примере отношения к жизни, к людям. Всегда разговаривал с нами как со взрослыми, на равных. Никогда не повышал голос, не наказывал ни ремнем, ни углом, ни резким словом. И мы слушались его беспрекословно. Нет, не боялись. Напротив, делились, советовались. Как это у него получалось? Учил в любой трудной ситуации смотреть на себя со стороны. И всегда помнить о чувстве юмора.

А ещё наш дом не знал склок и скандалов, табачного дыма, запаха сивухи. Деньги и тряпки в нашей семье никогда не играли главной роли. Поэтому совсем чуждо такое чувство как стяжательство и зависть. Уже прожив солидное количество лет приходишь к мысли, что это и есть частичка счастья.
Трудную жизнь прожил отец. Детство прошло в холоде и голоде, юность украла война, потом восстановление разрушенного народного хозяйства, целина. Но он часто повторял, что рад, что прожил именно этот исторический отрезок времени : "Я больше чем уверен, что когда-нибудь праправнук не без гордости скажет, что прапрадед прожил интересную жизнь. Он участвовал в Великой Отечественной, осваивал целину, он современник Жукова и Шолохова. Я старался жить так, чтобы мной гордились потомки".
И это у тебя получилось, отец. Мы любим, помним и гордимся тобой.

Елена Тапешко.

Об авторе.

Елена Петровна Тапешко, дочь Петра Ивановича Приходько. В 1976 году окончила Перелюбскую среднюю школу. Училась в Куйбышевском издательском техникуме, затем работала в Перелюбской типографии. С 1982 до 2016 года - ответственный секретарь районной газеты "Целинник". Член Союза журналистов, ветеран труда. В настоящее время на пенсии.