Союз журналистов России
Саратовское отделение

Сакко и Ванцетти 41, Тел.: 69-54-43, E-mail: zlatln@mail.ru
 
Популярные новости:
«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Партнеры:
RUJ.ru - союз журналистов России
Journalist-virt.ru - журнал "Журналист"
JourMedia.ru - журнал "Журналистика и медиарынок"
Neodin64.ru - "Ты не один"
YoJo.ru - информационный портал для молодых журналистов
SchoolYJSaratov.ru - школа юного журналиста

Архив: Летописцы истории страны
Конкурсы:
22-июня-2020 — прочитано 195 раз
По итогам апрельского заседания Экспертного совета по предоставлению грантов на размещение социально значимой информации в средствах массовой информации Саратовской области в 2020 году 2 информационных Подробнее...
Все конкурсы!

«А были мы – и души, и умы»

Новости, Летописцы-Победители. Имена и судьбы. — 22-января-2020 — прочитано 248 раз
«А были мы – и души, и умы»

Ольга Тимофеевна Голубева-Терес

(19 сентября 1923 г. – 19 апреля 2011 г.)

«А были мы – и души, и умы»
















Прошлое. Оно сформировало нас духовно, дало нам понятия, привычки, имена, названия. Но встречается в нас Прошлое с Настоящим, и начинается борьба вечная, неустанная… Об этом мы говорили с Ольгой Тимофеевной Голубевой-Терес после выхода её очередной книги «Голубая линия». И следующие её слова врезались мне в память: «Прошлое не означает прошедшее. Оно всегда с нами, мы полны им. Не знать своего Прошлого – значит заблудиться во Времени.»
Ольга Тимофеевна Голубева-Терес столько пережила, столько перевидела и хорошего, и страшного, что стала легендой уже при жизни. Она из тех лётчиц, кого фашисты называли «ночными ведьмами», а французские лётчики «колдуньями». Три боевых авиаполка сформировала Герой Советского Союза Марина Раскова. В одном из них – женском полку ночных бомбардировщиков под командованием Евгении Бершанской – служила Ольга Голубева. Обратимся к документам. Майор в отставке Голубева-Терес прослужила в рядах Советской Армии с сентября 1941 года по декабрь 1955 года. Как штурман звена 46-го гвардейского орденов Красного Знамени и Суворова III степени Таманского ночных бомбардировщиков женского авиаполка совершила 600 боевых вылетов. Награждена орденами Боевого Красного знамени, Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны I степени, орденом Славы III степени, двумя медалями «За боевые заслуги», 16 медалями, в том числе Польской Народной Республики.
О жизни девушек на войне, о любви и слёзах, о самоотверженности и мужестве она поведала в своих очерках и книгах. А ещё она рассказывала о своей военной юности студентам и школьникам, находила общий язык с людьми всех поколений разных стран, проводя многочисленные встречи, выступая по радио и телевидению. Ей не только было о чём рассказать, но она ещё умела это делать – выразительно, эмоционально, недаром в молодости мечтала стать актрисой.
Ольга Тимофеевна рассказывала не только о прошлом, но и о сегодняшнем дне, отвечала на самые острые вопросы, заставляла думать. Она, как никто, понимала, что мы живём в непростое, жёсткое время, когда опять идёт борьба, только баррикады проходят через умы и сердца людей. Нравственные баррикады. И они разделяют людей. Ольга Тимофеевна призывала молодёжь определить своё место в обществе, задать себе вопрос: кто ты, зачем пришёл в этот мир, на эту землю, так обильно политую кровью предков? После «уроков мужества», которые она проводила в Доме знаний, ребята расходились совершенно другими. Об этом говорили их учителя, да и сама она чувствовала это.
Как-то в разговоре Ольга Тимофеевна сказала: «Неужели бывает такое счастье, когда проснёшься и ничего не болит?». Посмеялись даже, вспомнив старый анекдот: «… значит ты умер». А на самом-то деле, ведь каждый день надо было преодолевать боль, превозмогать себя и при этом выглядеть достойно. Она это умела. Одевалась со вкусом, выглядела современно, всегда с приветливой улыбкой, добрым расположением – прямо красавица. Ныть, сдаваться, опускать руки – не для неё. Дерзать, трудиться, отстаивать свои убеждения, брать новые высоты, творить добро и не ждать благодарности – вот её кредо.
В конце 1960-х с Ольгой Тимофеевной приключилась беда, она попала в нейрохирургию. Сказались последствия контузий. «Грехи военной юности вдруг стали выходить боком», - и тут отшучивалась она, хотя сама себе уже задавала вопрос: «Неужели всё кончилось?» Думая об этом, она стала вспоминать пережитое. Детство, родителей.
Ольга Голубева родилась 19 сентября 1923 года, в г. Тюкалинске Омской области. Отец, участник Гражданской войны, относился к жизни серьёзно, все силы отдавал работе, как говорили тогда – во имя светлого будущего, во имя лучшей жизни. Ведь ради этого погибли три дяди Ольги, а старшая сестрёнка была покалечена колчаковцами и умерла в пятнадцать лет. Всё это она знала, помнила и теперь думала о том, где родители брали силы, чтобы пережить всё это и верить в счастливое завтра. Жили скромно и считали это нормальным. Восхищались подвигами первопроходцев, лётчиками, геологами.
В 1941 году Ольга поступила в кинематографический институт в Москве, но горячее желание идти на фронт привели её в Саратов сначала на третий курс авиационного техникума. А когда Марина Раскова стала формировать женские авиационные полки, направилась к ней. В декабре 1941 г. Ольга Голубева была принята на должность электрика женского авиационного полка, одновременно училась на штурмана.
Вот так в 17 лет Ольга, как и другие комсомольцы, пошла на фронт и считала это естественным.
«А были мы – и души, и умы»
Правда, они представляли войну в романтическом плане. И только позже увидели, что это страшная работа, которой не дай Бог никому попробовать: летят осколки, рвутся бомбы, всё вокруг несёт смерть. И страх, и боль, и лишения – всё пришлось пережить на войне. Однако никогда не было отчаяния – так сильна была вера в Победу. «Память, память, сколь осторожно ты идёшь за нами след в след. За одними как вечный укор, за другими как нечто светлое, озаряющее путь величием богатства, бескорыстной дружбой, самоотверженностью». Её память выхватывала самые острые моменты. Ночь. Она могла быть звездной или облачной, дождливой, морозной или туманной. В любую погоду поднимались фанерные ПО-2, ночные бомбардировщики, чтобы заставить замолчать пулемёты, пушки, мешающие нашей пехоте продвигаться. Или шли ПО-2 на блокировку фашистских аэродромов, на бомбёжку складов, танков, переправ… Или везли груз с продовольствием и боеприпасами, чтобы помочь окружённым. Сбрасывая груз, кричали: «Держитесь, братцы! Мы с вами…»
Невольно ей пришла мысль: надо написать обо всём этом, надо рассказать о наших девочках и тех, кто погиб, и тех, кто выжил, кто вернулся с фронта. В памяти возникали лица: эта сгорела на Кубани, эта – в Польше, эта погибла на «Голубой линии», а вот эта умерла от ран. Надо обязательно о Клаве Серебряковой, ведь её буквально по косточкам собирали после восемнадцати переломов, о том, как она боролась за жизнь, о её силе воли и о том, как она стала историком. О Зое Парфёновой. Однажды в снегопад Зоя полетела одна, без штурмана, чтобы взять в кабину как можно больше ящиков со снарядами. В воздухе была ранена. И не только доставила снаряды нашим танкистам, но, перевязанная, вернулась на родной аэродром. О Евгении Жигуленко, Герое Советского Союза. После войны она стала кинорежиссёром и сняла замечательный художественный фильм «В небе ночные ведьмы». А Мери Авидзба – единственная лётчица в Абхазии. В одном из полётов самолёт Мери был подбит. С травмой позвоночника, постоянно преодолевая боль, она летала до самой Победы. А потом семь лет была прикована к больничной койке, перенесла несколько операций, носила корсет. А когда всё-таки встала на ноги, пришла в школу и сказала: «Возьмите меня, моё сердце, мои знания, мою жизнь». И около 30 лет была правой рукой директора.
Ольга Тимофеевна начала писать, ещё находясь на больничной койке. Себя утешала, вспоминая слова своего комиссара Ирины Дерягиной: «И хуже бывает». Позже она поняла, что работа над книгой давала ей силы бороться с недугом. Не умаляя стараний врачей, она считала, что когда появляется большая цель, то будто крылья вырастают. Писательский труд поставил на ноги и дал силы жить.
Голубева-Терес стала публиковаться в журналах, а потом вышла её первая книга «Звёзды на крыльях». Затем были «Лётная книжка», «Страницы из лётной книжки», «Из лабиринта памяти», «Птицы в синей вышине», «Я расскажу вам о войне», «Богини фронтового неба». Признавалась, что вложила в эти книги много своих сил душевных, сердца, любви к людям, о которых писала.
«А были мы – и души, и умы»«А были мы – и души, и умы»




















Так точно Ольга Тимофеевна назвала одну из своих книг – «Из лабиринта памяти». Блуждая по нему вместе с автором, мы знакомимся с людьми удивительными, отважными и скромными, героическими. Узнаём о взаимовыручке, о том, как среди крови, ужаса, смертей каждый стремился спасать других, не думая о себе. Однажды Голубева летела с Рачкевич, и им пришлось пойти на вынужденную посадку на Керченском плацдарме. Дина была ранена. Её перевязали пехотинцы, и она снова села в машину, чтобы лететь на свой аэродром.
Когда в одну ночь не вернулись сразу четыре экипажа и, войдя в комнату, Ольга увидела восемь пустых спальных мешков, ей захотелось завыть, прижаться к маме, как в детстве, и выплакаться. Подошла Полина Ульянова, сдёрнула с головы шлем, в её волосах блеснула седая прядь. Евдокия Рачкевич просила дать им отдых в следующую ночь. Но разве бывают выходные на войне? И они опять летели на своих фанерных ПО-2, без парашютов.
Своего комиссара полка Рачкевич они называли «мамочкой». Даже в этом было точное попадание. Евдокия Яковлевна умерла уже в мирное время, успев совершить ещё один подвиг - с помощью очевидцев она нашла останки всех, кого числили в полку без вести пропавшими, их захоронили с воинскими почестями.
После войны Голубева-Терес окончила Военный институт иностранных языков в Главном разведывательном управлении Министерства обороны. Вышла в отставку в звании гвардии капитана. Переехала на Дальний Восток, занималась педагогической работой. В 1964 году переехала в Саратов. Преподавала английский язык в Саратовском юридическом институте им. Д.И. Курского. С 1970 года – лектор Всесоюзного общества «Знание», публикуется в газете «Коммунист», выступает на радио и телевидении.
«А были мы – и души, и умы»
Говорят, что когда человек нужен, он меньше болеет и дольше живёт. Может быть, это и так, ведь востребованный человек всегда занят, его мысли сосредоточены на каких-то важных делах. Дочери Ольги Тимофеевны Марина и Наташа поражались, как много времени и сил мама уделяет общественной работе, как по первому приглашению едет с лекциями в Сибирь или на Дальний Восток, в Севастополь к морякам-черноморцам, к друзьям-лётчикам в Энгельс или в Польшу на встречу ветеранов, на премьеру фильма о советских женщинах-авиаторах, освобождавших их страну от фашистов. Она встречалась и с американскими кинодокументалистами, когда те снимали фильм о подвигах женских авиаполков. А сердце рвалось к нашим школьникам: «Возьмите меня, пока я жива, пока на ногах, я вам расскажу о войне» (это её слова). Какие проблемы? – подумают иные. Да в том-то и дело, что в 1990-е годы в нашем обществе началась такая неразбериха! Идеалы рушились, и деньги стали главной ценностью. За всё надо было платить, даже за помещение, где ветераны встречались с подростками. Появились писаки, которые покусились на святую память героев Великой Отечественной войны. Спекулянты стали торговать орденами и медалями. Ольга Тимофеевна написала горькие слова под впечатлением похорон однополчанки, бывшего командира эскадрильи Героя Советского Союза Дины Никулиной. Незнакомый молодой человек уговаривал Никулину выступить перед молодёжью. И произошёл вопиющий, но характерный для «нового времени» случай. Улучив момент, он нанёс ей по голове удар огромной силы. Обливаясь кровью, она упала. Не пощадил бандит и четырёхлетнюю внучку. Из квартиры унёс Золотую Звезду Героя и ордена. Ольга Тимофеевна напишет: «Теперь едва ли не у каждого вокзала, на базарах, у метро можно встретить парней с вывеской на груди: «Покупаю ордена, монеты, золото…» Мне жаль этих молодых людей, охваченных страстью наживы, но ещё больше жаль тех, кто им что-то приносит. Регалии - это ведь наше военное прошлое. Это вехи памяти. Это, наконец, наследство, которое должно беречь и которым должно гордиться. Юноша, продающий камнелобым искусителям с вывеской «скуплю» у вокзалов или на базарах орден своего деда, навсегда вычёркивает своё прошлое, а заодно и будущее. Уже стали убивать ветеранов… Да, страшно жить на переломе эпох, когда идеалом становятся деньги. Но надо выживать. Выживать, не торгуя честью».
И далее о суде памяти и совести: «Как же жить в этом мире? Как противостоять лжи и новой пропаганде?» Я как будто слышу голос Евдокии Яковлевны, своего боевого комиссара: «Пусть малодушные плачут, пусть теряют веру в свой народ. Но сильные верят и будут бороться за возрождение России. Нам нужна гордая, непокоренная Россия».
«А были мы – и души, и умы»
Ольга Тимофеевна вспоминала, что когда она ушла на пенсию, то много работала в приёмной газеты, куда люди приходили со своими жалобами. «Я, допустим, в газете «Коммунист» два дня в месяц дежурила в приёмной, а целый месяц бегала – всё хлопотала, хлопотала. Вот тогда я увидела много равнодушных людей, которых ничего не трогает, не трогают страдания людские. И я тогда по-настоящему поняла слова писателя Ясенского, который писал в одной своей книжке: «Не бойся врага, в худшем случае он может тебя убить, не бойся друга, в худшем случае он может тебя предать, бойся равнодушных». Это с их молчаливого согласия существует и предательство, и убийство, и всякая мерзость. Я это хорошо поняла. И сейчас, когда я вижу равнодушных, больно, что люди проходят мимо человека, который в беде, и не пытаются помочь. А в годы войны я больше видела хороших людей. Вот, казалось бы, – кровь, гибель, стоны, и в таких условиях люди были добрее и готовы были бросить всё и помочь».
В последние годы жизни Ольга Тимофеевна говорила, что считает себя «гостем» на этой земле, пора, мол, подводить итоги. Но стол её по-прежнему был завален рукописями, книгами, фотографиями. То есть работа шла постоянно, и это видели все, кто навещал её. А вот как ей давалось самое элементарное – встать утром с постели, какую боль она испытывала при каждом движении, знали только самые близкие. Мы смеялись, вспоминая Пицунду – Дом отдыха журналистов и кинематографистов, когда после посещения кафе-бара на девятом этаже, где пили горячий кофе, бесконечно долго говорили и спорили под весёлую, бойкую музыку, где от сигаретного дыма терялись очертания предметов, спускались в сою комнатку. Туфли на высоких каблуках, конечно, летели в угол со словами «Уф-ф, больше туда ни ногой!». А в следующий вечер – опять в мир богемы. В конце же срока – непременно в Сухуми, как же – быть рядом и не навестить боевую абхазскую подругу Мери Авидзба, не вспомнить вместе «наших девочек»?!
«А были мы – и души, и умы»
Ей были присущи доброта и мудрость, которая приходит с большим жизненным опытом. Она говорила, что ветеранам не надо рассчитывать или претендовать на благодарность. «Но вот на справедливую честную память мы, битые войной и мятые послевоенной жизнью солдаты, надеяться имеем право… Когда за нами захлопнется дверь, почаще вспоминайте: это мы, недоучившиеся, не успевшие изведать любви, не познавшие многих радостей жизни, вытерпевшие такую неслыханную боль, такое неслыханное страдание, такие гонимые и притеснённые от спасённых нами вождей и лидеров разных рангов, всё же принесли мир на землю, уберегли её от кровожадных безумцев, а России подарили такую продолжительную безвоенную паузу, какой она, кажется, не знала за всю кровавую историю».
Ольга Тимофеевна призналась, что вынесла из всего того, что пережила, твёрдое убеждение, что жизнь счастливо открывается только тем, кто живёт на предельной отдаче отпущенному ему человеческих качеств, и что только так и стоит жить на земле: на пределе, не половиня ни в любви, ни в ненависти, ни в правде, ни в чести.
В свой последний праздник 65-летия Великой Победы она подняла бокал за веру и надежду на будущие поколения великой России.
Лейла Бочкова.

Об авторе.

Бочкова Лейла Аббасовна

Родилась 16 сентября 1937 года в Саратове, окончила филфак СГУ им.Н.Г.Чернышевского. С 1964 по 2002 годы работала в Саратовском комитете по телевидению и радиовещанию, в Гостелерадиокомпании «Саратов». Корреспондентом, редактором, старшим редактором, 14 лет была зам. главного редактора и главным редактором художественного вещания телевидения и радио. Автор и ведущая цикла передач «Ты помнишь, товарищ», ряда других. Занималась радиотеатром, была победителем в конкурсах радиопостановок на Всесоюзном уровне. Заслуженный работник культуры РСФСР, отличник телевидения и радио, награждена 5 медалями, Почетным знаком Союза журналистов России «За заслуги перед профессиональным сообществом». Лейла Аббасовна сотрудничает с саратовскими СМИ, в настоящее время — член редколлегии газеты городского совета ветеранов «Вестник ветеранов». Автор книг «Память не молчит», «Говорит Саратов», очерков и статей в книгах «Далась Победа нелегко», «Мое телевидение», «Время выбрало нас», «Кто летел над этой землей».