Союз журналистов России
Саратовское отделение

Сакко и Ванцетти 41, Тел.: 69-54-43, E-mail: zlatln@mail.ru
 
Популярные новости:
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Партнеры:
RUJ.ru - союз журналистов России
Journalist-virt.ru - журнал "Журналист"
JourMedia.ru - журнал "Журналистика и медиарынок"
Neodin64.ru - "Ты не один"
YoJo.ru - информационный портал для молодых журналистов
SchoolYJSaratov.ru - школа юного журналиста
Конкурсы:
10-июля-2019 — прочитано 268 раз
Сроки прием документов, представляемых в электронном виде на адрес: konkursSMI-2018@yandex.ru, осуществляются с 17 по 29 июля 2019 года. Подробнее...
Все конкурсы!

Наград достойны

Актуально » Главные новости — 5-августа-2019 — прочитано 80 раз
К 75-летию Великой Победы

Наград достойны

Не дают покоя думы о непостижимой несправедливости по отношению к участникам Великой Отечественной войны саратовцу Ивану Егоровичу Сидорову и рязанцу Василию Ильичу Губареву, которые заслужили государственных наград, но ни при жизни, ни посмертно не были их удостоены. Мало того − оболганы. А ведь их имена вошли в историю. С некоторых пор они известны не только отечественным и зарубежным историкам Второй мировой войны, но всем, кто имеет доступ к интернету, интересуется печатными изданиями, посвящёнными тому времени. О поступке, прославившем Сидорова с Губаревым, основательно, во всех деталях, с публикацией архивных документов, составленных по горячим следам событий, рас-сказано в вышедшей двумя изданиями (2006 и 2008 гг.) книге автора данной статьи «Сидоров против Гиммлера».
Теперь подробнее о наших героях. Оба выходцы из крестьянских семей, впитавшие всё лучшее, чем всегда славилась русская об-щина. Она наделила их качеством, которое метко характеризуется словами Льва Толстого: «Скрытая теплота патриотизма». Губарев старше Сидорова на четыре года, и это, пожалуй, единственное не-совпадение в их судьбах. Всё остальное словно зеркальное отражение друг друга.
Иван Сидоров родом из глубинного села с поэтическим названием Ключи Ширококарамышского (ныне – Лысогорского) района Саратовской области. С мальчишеских лет познал крестьянский труд на родительском огороде и колхозной ниве. Подрос – освоил искусство молотобойца, потом комбайнера. Отличался недюжинной силой, отменным здоровьем. В Красную Армию призван за полмесяца до начала войны. Определён ездовым миномётной батареи стрелкового полка легендарного 63-го корпуса, состоявшего в основном из саратовцев. В июле – августе 1941 года дивизии этого корпуса сме-лыми и неожиданными действиями наводили в Белоруссии ужас на гитлеровцев. Вклинившись вглубь ошеломлённого противника, они оттянули на себя огромные его силы и несколько недель держали их в крайнем напряжении, пока сами не попали в окружение. При выходе из него находившаяся в арьергарде группа миномётчиков, поте-рявших в боях своих командиров, попала в плен. Среди них был контуженный, с простреленной ногой ездовой Иван Сидоров.
Через три недели такая же участь постигла Василия Губарева.
Как уже сказано, он тоже родом из крестьянской семьи. Знавший его лично земляк Василий Горшков писал: «Рос он крепким. Ра-ботать пришлось с малых лет. Тяжёлый крестьянский труд закалил Василия: он пахал, сеял, молотил, косил, играючи носил мешки с зерном и мукой. К восемнадцати годам это был парень высокого ро-ста, широкоплечий – настоящий атлет. Природа наделила его феноменальным здоровьем, что помогло ему выдержать в дальнейшем все лишения…».
Война застала красноармейца Губарева на Украине в 363-м артиллерийском полку. Служил, как и Сидоров, ездовым. Полк участвовал в жесточайших боях против превосходящих сил противника. Прикрывая отход других частей, под Запорожьем расчёт Губарева оказался в окружении. Попытки прорваться не удались. Во время авианалёта бомбой выведено из строя орудие. Уцелевшие бойцы, раненные и контуженные, оказались в плену.
Иван Сидоров и Василий Губарев в полной мере испытали все ужасы фашистского плена. Каждый прошёл несколько лагерей для советских военнопленных, по сути – лагерей смерти, в которых мало кто выживал. Им повезло лишь благодаря тому, что были крепки физически и морально. Но без увечья не обошлось: у Губарева пере-бита плечевая кость, у Сидорова покалечены кисти рук.
После освобождения из плена они находились в сборно-пересыльном пункте № 619 для советских граждан, который располагался в городке Зеедорф в английской зоне оккупации. Сидеть сложа руки в ожидании отправки на родину – не в их характере. Добровольно записались в комендантскую роту, исправно несли охранную службу. 21 мая 1945 года в составе совместного с англичанами патруля выехали на машине в деревню Майнштедт. Здесь англичане присмотрели небедный дом, раздобыли у хозяев вина и за-куски, уселись «пить кофе», а Сидоров и Губарев отправились на патрулирование. Им-то и попался Гиммлер с двумя адьютантами. Легко прошедшие с фальшивыми документами немало английских постов, они при виде дозорных в красноармейской форме попытались избежать контакта, но предупредительный выстрел Губарева заставил остановиться. Задержанные представились идущими из лазарета служащими полевой жандармерии. Красноармейцы не пове-рили и привели их к дому, где «пили кофе» британцы. Старший пат-руля капрал Моррис и его соотечественники хотели отпустить «больных» на все четыре стороны, но Сидоров с Губаревым воспротивились этому, настояли на аресте и сами же с двумя британцами на машине сопроводили немцев в сборно-пересыльный пункт, сдали на гауптвахту. Много лет спустя, когда Губарева спросили, как они с Сидоровым догадались, что перед ними Гиммлер, он ответил: «От-куда мы могли знать, просто нутром чувствовали по его виду, холёным рукам, острому взгляду, что это не простой немец. И мы его за-держали».
У кого-то может возникнуть вопрос: а кто такой этот Гиммлер, чтобы награждать задержавших его солдат? Поясним. Нацистский лидер Третьего рейха. Ближайший соратник Гитлера. Имперский вождь всех формирований СС. Глава управления имперской без-опасности, в состав которого входили уголовная полиция, внешне-политическая разведка и контрразведка. Министр внутренних дел. Главный организатор фашистского террора, системы концлагерей, массового истребления мирного населения на оккупированных тер-риториях. Можно продолжить перечень званий и чинов Гиммлера, но и этого достаточно, чтобы понять: Сидоров и Губарев задержали самого одиозного, кровавого деятеля нацистской Германии.
Кстати, не лишним будет подчеркнуть следующее. До послед-него времени в авторитетных энциклопедиях и справочниках говорилось, что Гиммлера захватили союзнические войска или британ-ские военные части. И ни слова о красноармейцах. Теперь раскрыта подлинная картина ареста рейхсфюрера СС.
Уникальный факт, беспрецедентное событие. Знает ли история ещё хоть один подобный случай, когда бы рядовые солдаты пленили персону такой величины! А на счету наших героев не только Гиммлер. Спустя несколько дней, будучи в увольнении, они встретили в лесу двух эсэсовцев, с которыми тоже управились, доставили в комендатуру. Таким образом, по меркам Нюрнбергского процесса, ими задержаны пять военных преступников, в том числе один из глав-ных, если не самый главный. Разве мало, чтобы заявлять о наградах?
Но этим не исчерпывается значение поступка бывших пленных красноармейцев.
Вопреки бытующему среди летописцев Второй мировой войны мнению о намерении Гиммлера скрыться от возмездия за свои преступления, факты свидетельствуют о другом. 10 мая он и его бли-жайшие соратники принародно, ничуть не таясь, на четырёх автомобилях двинулись из Фленсбурга, находящегося на севере Германии, в южном направлении, где дислоцировался штаб фельдмаршала Монтгомери, главнокомандующего британскими оккупационными силами. Перед рекой Эльбой машины пришлось бросить. После переправы группа постепенно рассеялась, Гиммлер оставил при себе только двух адъютантов. Есть свидетельства того, что он надеялся на встречу с Монтгомери или даже с самим премьер-министром Великобритании Черчиллем. Ведь в английской зоне оккупации по секретному предписанию Черчилля сдавшиеся германские части содержались в полной боевой готовности для совместного выступления против Красной Армии согласно плану под кодовым названием «Немыслимое». В составе этой миллионной армии немцев с солидным боевым опытом далеко не последнее место занимали подчинённые Гиммлеру элитные войска СС.
Однако на пути бывшего рейхсфюрера оказались советские солдаты.
Кто-то заметит, что Гиммлер всё же попал к англичанам, и что? А то, что в управлении контрразведки 2-й британской армии с ним намеренно обошлись, мягко говоря, не лучшим образом, и ему ниче-го не оставалось как покончить с собой. Иначе его следовало выдать советским властям, поскольку был задержан красноармейцами. А это, как вытекает из вышесказанного, не отвечало планам английского руководства.
Сложившуюся ситуацию доктор исторических наук А.В.Посадский характеризует следующим образом: «…В дверь сту-чалась новая конфронтация, пахло новой войной. И если бы не этот поступок Сидорова и Губарева, которые Гиммлера поймали, вся конфигурация послевоенного мира могла пойти какими-то другими, более тяжёлыми путями».
Ни рядовые сослуживцы наших героев, ни военные более высокого положения не могли в ту пору знать всех сложностей обстановки. Они просто видели перед собой верных воинскому долгу, дисциплинированных и старательных красноармейцев, которые в не-стандартной ситуации проявили высокую бдительность. О представ-лении их к государственной награде ходатайствовали служившие в сборно-пересыльном пункте № 619 командир взвода лейтенант Ильюшкин, командир комендантской роты старший лейтенант Шевченко, начальник сборно-пересыльного пункта майор Годлевский, а также начальник политпросветотдела Управления уполномоченного Совета народных комиссаров СССР по делам репатриации полков-ник Логунов.
Долгое время не было известно, реализованы ли эти ходатайства в наградные документы. Наконец, на обращение в Управление Президента Российской Федерации по государственным наградам заместитель начальника Управления Р.Лапытов (искренняя благо-дарность ему за участие) сообщил:
«…В августе 1945 г. начальник Главного управления кадров Народного комиссариата обороны СССР (ГУК НКО СССР), уполномоченный СНК СССР по делам репатриации генерал-полковник Голиков Ф.И. при рассмотрении политического донесения начальника политпросветотдела Управления уполномоченного СНК СССР по делам репатриации не поддержал ходатайство о награждении Губа-рева В.И. и Сидорова И.Е. К сожалению, нам не удалось установить, по какой причине было отклонено указанное ходатайство, однако при этом вряд ли будет уместным сомневаться в компетенции начальника ГУК НКО СССР при принятии данного решения».
Итак, решение об отказе принято без мотивировки и ссылки на какие-либо основания. Не сказалось ли то, что в обществе, ещё не остывшем от огненного смерча войны, отношение к побывавшим в плену было неприязненным. Отголоски этого, к слову, иногда наблюдаются до сих пор. Но ведь Сидоров и Губарев, проявившие отвагу в боях, ничем себя не запятнали ни в плену, ни после. Наоборот, находясь в сборно-пересыльном пункте, совершили поступок, значение которого переоценить невозможно. Затем служили в группе репатриации 2-й Ударной армии 2-го Белорусского фронта. И здесь, по оценке Г.С.Логунова, «показали себя дисциплинированны-ми, исполнительными и выдержанными красноармейцами». Так же исправно несли привычную охранную службу в Московском воен-но-пересыльном пункте, откуда в мае 1946 года получили увольне-ние в запас.
Возможно, Ф.И.Голиков, принимая странное, необъяснимое решение, руководствовался какими-то иными мотивами. Несомненно одно: в августе 1945 года не всё было известно из того, что открылось позже. Поэтому сегодня надо просто решительно, твёрдо, напрямую признать, достойны Сидоров и Губарев государственных наград или недостойны.
Между прочим, имеется весьма примечательный прецедент. Ге-нерал-лейтенант М.Ф.Лукин, отличившийся во время Смоленско-Вяземского сражения, попал в плен, как и Сидоров с Губаревым, осенью 1941-го и освобождён тоже в конце апреля 1945-го года. После проверки органами НКВД восстановлен во всех правах. Но ходатайство маршалов Тимошенко, Рокоссовского, Конева, Ерёменко и генерала армии Курочкина о присвоении ему звания Героя Советского Союза в 1966 году (ещё при жизни Лукина) было отклонено. Однако позже его заслуги всё же получили признание. В 1993 году он удостоен звания Героя Российской Федерации (посмертно). Ему присвоено также звание «Почётный гражданин города-героя Смоленска (посмертно)». Его именем названы улицы в Смоленске и Зубцове.
Что же касается Сидорова и Губарева, то они не нашли признания не только на федеральном уровне, но и на своей малой родине. Несколько лет назад правление Саратовского регионального отделения Союза журналистов России выступило с инициативой установить мемориальную доску на доме в Саратове, где жил Иван Егоро-вич Сидоров. Межведомственная комиссия по топонимике г. Саратова инициативу поддержала, но вдруг изменила своё отношение под влиянием группы ветеранов, заявившей (надо же!) о несогласии на установку памятной доски. Среди «доводов» прозвучал шокирующе циничный: «Одни воевали, другие в плену отсиживались».
Ненавидящие Россию западные трубачи изо всех сил стараются принизить решающую роль Советского Союза в разгроме фашистской Германии и послевоенном мироустройстве в Европе. Не в этом ли ряду находится непризнание бесспорных заслуг советских солдат − саратовца Ивана Егоровича Сидорова и рязанца Василия Ильича Губарева перед страной и историей.

Александр СИМОНОВ,
член Союза журналистов России